На исходе дня

Чопорный дворецкий Стивенс в поместье лорда Дарлингтона словно отгораживается от самой действительности, посвятив себя без остатка беспрекословному и бездумному служению своему господину, пусть и называемому им по-современному, по-канцелярски — «наниматель». Но ничего не остаётся «на конец дня» — для частной жизни: ни романа с мисс Кентон, экономкой; ни сочувствия к престарелому отцу, помощнику дворецкого, со смертью которого будто издаёт последний вздох пришедшая в упадок эра просвещённого монархизма цивилизованной имперской политики, а также сохранявшихся веками аристократических ритуалов и респектабельных нравов знати.Многозначное название The Remains of the Day, которое может быть переведено даже в поэтическом стиле («Что нам осталось ото дня»), в ином смысле намекает на крах не только отдельной судьбы, но и целой эпохи. «На исходе дня», «Останки дня» — благопристойные эвфемизмы для определения истинной сути личной и политической сдачи позиций, позорного бегства от реальности. Стивенс предаёт своё зарождающееся чувство, лорд Дарлингтон играет роль ложно стыдливого победителя, обязанного помочь поверженному на первой мировой войне противнику, а прежде величественная Британия сама оказалась в роли марионетки, заложницы своих джентльменски-примиренческих принципов, допустив на мировую арену Германию, которая жаждала реванша.Режиссёр Джеймс Айвори давно заслужил славу тонкого знатока и ценителя культуры минувших времён, чаще — викторианско-эдвардианского периода Британской империи, несмотря на то, что по происхождению, образованию и месту жительства является типичным американцем. Верные соратники Айвори — продюсер Исмаил Мёрчант и сценаристка Рут Правер Джхабвала — по рождению или брачным узам имеют отношение к Индии, как к отколовшейся части прежде могущественного королевства. Удивительнее то обстоятельство, что автор романа «Остаток дня» — Кадзуо Исигуро, сравнительно молодой японец, который проявил недюжинное знание английских обычаев, с тщанием и любовью описал закатную пору британского высшего общества в ситуации между двумя мировыми войнами, когда исторические события неотвратимо вмешиваются в безмятежную жизнь роскошной усадьбы Дарлингтона, вроде бы удалённую от тревог и бед внешнего мира.Айвори тоже с привычным мастерством воспроизводит, хочется сказать, красивый, утончённый и изящный «исход времён», крах последних иллюзий — частных и общественных. Но всё же трудно отделаться от ощущения, что многое в его ленте, на самом-то деле, привычно и знакомо по другим работам, созданным за четверть века. И этот фильм представляется эмоционально сдержанным, даже скованным, почти под стать своему невозмутимому персонажу — дворецкому Стивенсу, который хоть и запоздало разочаровывается в конце собственной жизни, но всё равно остаётся в паутине прошлого, теперь уже с тоской переживая не то, что было, а напротив, несбывшееся.Можно сказать, что «Остатку дня», номинированному на «Оскар» по восьми категориям, просто не повезло из-за конкуренции со «Списком Шиндлера». Но Айвори, как и Скорсезе в тот год со своей «Эпохой невинности», кажется в большей степени монотонным и однообразным, нежели консервативно-старомодным. Тем не менее, по популярности в США среди всех работ Джеймса Айвори данная картина заняла второе место после ленты «Хауардс Энд», чуть опередив «Комнату с видом».1994


Поиск по названию