Мумия

Помня о своих впечатлениях по поводу «Мумии» 1932 года, некогда показавшейся даже страшной, было тем более любопытно посмотреть новую версию. Приключенческо-мистическая картина 37-летнего сценариста и режиссёра Стивена Соммерса пользовалась большим успехом в прокате США, собрав $155,4 млн. и заняв восьмое место среди фильмов выпуска 1999 года, а ещё лучше прошла по всему миру, превзойдя свой солидный бюджет ($80 млн.) более чем в пять раз. Обычно подобные разрекламированные блокбастеры разочаровывают при непосредственном знакомстве с ними (вспомните хотя бы «Годзиллу», тоже, между прочим, имеющую в основе культовую старую ленту — причём японскую, 1954 года). Однако «Мумия», практически уже не являясь римейком, способна привлечь, а главное увлечь лишённых занудства и скептицизма зрителей своей авантюрно-комической стихией, впечатляющими съёмками в пустыне и разнообразными спецэффектами, которые выполнены студией «Индастриал лайт энд маджик» Джорджа Лукаса. Кстати, проявившаяся в этом, а также во многом другом тесная связь новой «Мумии» со знаменитым киноциклом Стивена Спилберга об Индиане Джонсе отнюдь не вредит картине Соммерса, а воспринимается в качестве дополнительного элемента забавной игры со всем кинобагажом хорошо насмотренной публики. И по сравнению с дурацки комикующим фильмом ужасов «Подъём с глубины», своей предыдущей работой, постановщик современной «Мумии» резко взлетел вверх — не только в коммерческом, но и в художественном плане.Трудно сказать, имел ли он в виду своеобразный терапевтический эффект, желая избавиться сам от запомнившегося ощущения страха и позволить это сделать другим, кто так или иначе находился под впечатлением старой «Мумии» и ряда её продолжений, тоже снятых в 30-е годы. Тем более что подавляющее большинство попыток компьютерно-виртуального осовременивания давних пугающих лент приводит к обратному результату — все безумные спецэффекты и дорогостоящая машинерия воспринимаются как аттракцион в парке развлечений, где можно испугаться только на секунду от неожиданности, но вовсе не почувствовать бессознательного ужаса.Прежде всего, Соммерс догадливо решил, что именно «атмосфера драчливости и хулиганского авантюризма», а также то, что фильм должен «быть жутким, но не кровавым, забавным, но не вульгарным» (как раз кровавым и вульгарным был «Подъём с глубины», провалившийся в прокате), будут способствовать хорошему приёму картины у подростковой аудитории, которая является самой активной публикой во всём мире. Мотив дерзких (иногда лишённых особой логики) приключений и комического выворачивания наизнанку культурно-исторических и кинематографических мифов даёт возможность воспринимать новую «Мумию» без придирчивости и въедливости. Оказывается, что и на восставшую, будто из небытия, непокорённую мумию есть, в конце концов, управа в виде кошек (они были священными животными в Древнем Египте), вовремя обнаруженной Золотой Книги и даже такого простого средства, как разинутый в крике рот человека — в ответ на распростёртую пасть ожившей твари. Клин клином вышибают, а крик криком подавляют. Большой привет модным молодёжным ироничным ужастикам типа «Крика»!1999


Поиск по названию