Мариус и Жаннетт

Если уж наши критики дружно покидали зал во время просмотра фильма «Мариус и Жаннетт» на Московском кинофестивале, то зрители точно повалили бы толпами. А вот во Франции эту картину посмотрели 2,54 млн. человек (весьма высокий результат!), и она была выдвинута на соискание «Сезара» по семи номинациям (пусть в конкуренции с фильмом «Песенка известна» Алене Рене премия досталась лишь одна — исполнительнице главной роли Ариан Аскарид). В случае с упомянутым произведением Рене можно было бы порассуждать об эстетическом несовпадении национальных менталитетов — попробовали бы французы понять, например, суть «новорусской» игры с советскими песенными мифами в «Старых песнях о главном»… Хотя и в ленте «Мариус и Жаннетт» есть не только сугубо французские, но, прежде всего, марсельские реалии, которые совсем не воспримет российский житель, будь он из Москвы или Азова. Тем не менее, думается, что основной причиной неприятия картины Робера Гедигяна (это уже шестая его режиссёрская работа, снятая им в возрасте сорока трёх лет) оказывается несоответствие социокультурных представлений о реальности и кинематографе.Объевшись собственных «социалистических сказок» о счастливой жизни людей труда, большинство из нас теперь вообще не переносят радостных и сентиментальных историй о простых рабочих и работницах, которые стремятся жить и не тужить, не жаловаться на несчастную судьбу, даже находить любовь и сочувствие на задворках якобы «большой жизни». От пафоса воспевания и лакировки мы сразу же кинулись в другую крайность, облюбовав очернение мира и мрачность, безысходность интонации. Мелодрама по-советски в своих высших образцах трансформировалась в трагифарс (сравните: «Москва слезам не верит» — «Маленькая Вера»).А «Мариус и Жаннетт» предлагает какой-то внешне маргинальный и малопривлекательный для нас вариант тихого и скромного обретения смысла жизни во взаимоотношениях двух уже немолодых людей, как бы стесняющихся стать счастливыми. Кстати, и в отечественном кино можно при желании найти аналоги — например, «Мама вышла замуж», а в ещё большей степени «Ксения, любимая жена Фёдора», и оба фильма были поставлены Виталием Мельниковым. Развивая эти ассоциации дальше, вспомнишь вдруг и «Познавая белый свет» Киры Муратовой. А что?! Вечно недостроенная стройка, двое неприкаянных и мыкающихся душ, есть хромота героя (неважно — где подлинная, а где мнимая), имеется и напрасная попытка убежать от своего счастья…Конечно, «Мариус и Жаннетт» — не такая формально изощрённая и стилистически необычная работа. Но и в ней присутствует как социально-политическое лукавство (чего стоит один лишь намёк на то, какая из газет в руках у героев — «Юманите» или «Монд»), так и здоровая ирония в стремлении создать нечто вроде «пролетарского Эрика Ромера», ещё одну из «моральных историй», «пословиц и поговорок» или же «сказок времен года», только на материале люмпенской среды.1999


Поиск по названию