Маленький Будда

После смерти ламы Дорже из Тибета его последователи, буддистские монахи, начинают поиск по всему миру детей, в которых могла перевоплотиться душа умершего. Они находят американского мальчика Джесси из Сиэттла, а также индуса Раджу и его соотечественницу, девочку Гиту, которые втроём как раз и являются объектами происшедшей реинкарнации. Параллельно поведана легендарная история принца Сиддхарты из Индии, который несколько тысячелетий назад, познав впервые смерть и несчастье других людей, проникся духовным стремлением обнаружить некий «срединный путь» в бытии и познании мира — так началось его восхождение к ипостаси Будды Гаутамы.Бернардо Бертолуччи, замечательный итальянский режиссёр, который с начала 80-х годов жил и работал в Лондоне (если не считать поездки на съёмки в разные страны мира, в том числе — туда, где, как, например, в Бутане, месте действия большинства сцен «Маленького Будды», никто ещё не снимал), признавался, что всё это время не испытывал никакого интереса к современной действительности Италии. А ленты «Последний император», «Под покровом небес» и «Маленький Будда» составили, по словам Бертолуччи, своеобразную «восточную трилогию», которая завершила некий этап в его жизни и творчестве.Однако отношение критиков и зрителей к заключительной части этого «ориентального триптиха» было даже более прохладным, чем к фильму «Под покровом небес», который провалился в прокате и вызвал резкие замечания в прессе. Но «Маленький Будда», несмотря на то, что порой действительно может показаться кинопособием по буддизму для американских подростков, выражает давний нереализованный комплекс постановщика, который ещё в 1962 году, когда ему самому было 22 года, испытал потрясение от книги о Миларепе, ставшем в Тибете буддистским монахом. Спустя 30 лет после этого и через два десятилетия после появления «Сиддхарты» Конрада Рукса (экранизации романа Германа Гессе, способствовавшего в первой половине XX века распространению и популяризации идей буддизма в Европе и США) и «Миларепы» Лилианы Кавани, которая опередила соотечественника в воплощении мучающего замысла, Бернардо Бертолуччи всё же нашёл $35 млн. на постановку «Маленького Будды». Картина пусть и не имела популярности, но окупила немалую часть затрат на производство.В некоторых сценах своей ленты, изумительно, как всегда, снятой итальянским оператором Витторио Стораро, давним и преданным соратником режиссёра, он достигает желаемого — эмоционального восприятия учения о реинкарнации и «срединном пути» между жизнью и смертью, добром и злом. Хотя эпизоды в Америке и, в общем-то, иллюстративный рассказ о судьбе Сиддхарты (читается книжка с картинками, которые оживают, а голос за кадром продолжает рассказывать историю будущего Будды) кажутся несколько прямолинейными, упрощающими главную идею.По сути, Бертолуччи всегда был одержим истинно буддистским стремлением найти гармонию и единство в вечно меняющейся действительности, стабильность и душевный покой — в обречённых на непостоянство человеческих отношениях. Посетив впервые Непал в 1973 году, постановщик потом складывал в собственных фильмах своеобразную «мандалу» — тибетскую цветную идеограмму из песчинок, которые разлетаются от лёгкого дуновения. Его герои тоже оказывались подобными песчинками, противостоящими Истории, Року или самой Вечности. И Бернардо Бертолуччи, по личному признанию, целое десятилетие искал и обретал на Востоке смысл существования, жадно вдыхал там во время съёмок свежий воздух, которого затем хватало на несколько лет жизни в Европе. Но и это время неминуемо закончилось — «Маленький Будда», будто замкнув цикл, вернул художника в далёкую юность, в эпоху «перед революцией» (в его фильме с подобным названием в 1964 году впервые упомянут Миларепа). Спустя 30 лет надо было начинать всё сначала.1994


Поиск по названию