М. Баттерфляй

Канадский режиссёр Дэвид Кроненберг, известный мастер фильмов ужаса с натуралистическими сценами, удивил многих ещё в 1991 году, когда экранизировал культовый роман «Голый завтрак» Уильяма Барроуза, провозвестника литературы битников. Но в той ленте всё-таки были сюрреалистические и мистические сцены, а кошмарные видения писателя воплощались на экране с редкой физиологической дотошностью. Кроненберг, который первоначально желал стать учёным, пожалуй, перенёс свою манию исследования человеческих (физических и психологических) аномалий в кино. И, наверно, этим может быть объяснён его неожиданный интерес к пьесе «М. Баттерфляй» Дэвида Хенри Хвана, пусть и имевшей богатую сценическую историю (в том числе — в России).Данная картина Кроненберга с самого начала — во избежание всяких сомнений — заявлена, можно сказать, по-американски: как произведение о событиях, которые случились на самом деле в Китае в 60-е годы ХХ века. Причём постановщик приложил немалые усилия для документирования обстоятельств и атмосферы действия: съёмки проходили в Пекине и Париже. Но сильнее всего потрясает отнюдь не роковая любовь женатого французского вице-посла Рене Галлимара к Сон Лилин, певице пекинской оперы, которая вообще-то оказывается… мужчиной, а фантастический эффект перевоплощения человека одного пола в существо пола противоположного — и наоборот. Хорошо известный по романтически-мужественным ролям в «Годе Дракона» и «Последнем императоре» китаец Джон Лоун выглядит в фильме как вылитая женщина. А вот герой англичанина Джереми Айронса, который уже играл у Кроненберга в ленте «Вылитые копии», кажется, увы, бледной тенью его иных персонажей, прежде всего — в «Уроне» Луи Маля.1994


Поиск по названию