Любовь и бренные останки

Дени Аркан, автор «Заката американской империи» и «Иисуса из Монреаля», являясь франкоязычным монреальцем, впервые согласился снять фильм на английском языке. Вопреки опасениям, что он уступит коммерческим интересам североамериканского рынка, канадский режиссёр создал замечательную картину, которую можно рассматривать в качестве заключительной части его условной трилогии на тему «секс, насилие и новая мораль в современном обществе». Аркан взял в основу сюжета частный случай или даже криминальную сводку (хотя в этой работе, созданной по пьесе с характерным названием «Неопознанные человеческие останки и подлинная природа любви», история маньяка, который жестоко разделывается со встреченными им девушками, уводит несколько в сторону от главного). Но он обладает способностью к метафорическому преображению реальности в форме философской притчи, не отказываясь от полнокровных, психологически тонко разработанных характеров.Дени Аркана можно было бы сопоставить с американцем Робертом Олтменом, поскольку тоже виртуозно выстраивает свои «модерновые моралите», в которых действует много героев, ведущих пространные беседы обо всём на свете, но прежде всего — о различных формах половых контактов. И Аркан не кажется циником, спекулирующим на интересе к чему-то ранее запретному и постыдному, потому что по-настоящему, даже нежно и застенчиво любит своих героев, которые мучаются и физически, и духовно от отсутствия любви в собственной жизни и вообще в сегодняшнем мире, не расположенном к искренним и сентиментальным переживаниям.Постановщик ленты «Любовь и бренные останки» как бы не придаёт излишнего значения запутанной ситуации гомосексуально-лесбийско-психопатологических связей персонажей, относясь к этому с лёгкой иронией или же помня о том, что на самом деле все они — тайно или явно — мечтают о человеческом сочувствии. Он счастливо минует ещё и претенциозность в рассказе о богемном существовании молодых городских интеллектуалов (вот для них почему-то не придумали слова наподобие «яппи»). И те, кого не без основания возмутила бездарно эпатажная, также канадская картина «Париж, Франция», кочевавшая по престижным фестивалям, могут с удовольствием убедиться, что даже приверженцы неортодоксального секса способны вызвать симпатию у зрителей-«традиционалистов» в том случае, когда о «неформалах» говорит умный и талантливый мастер кино.1994


Поиск по названию