Лимита

Если лента Ивана Дыховичного «Музыка для декабря», которая более внятно проговаривалась о неприятии автора к окрепшей новой тоске по былому величию, была принята с плохо скрытым раздражением, то вот совсем нечленораздельная «Лимита» (но в изначальном сценарии, написанном Петром Луциком и Алексеем Саморядовым, была некая загадка, заставляющая предположить вероятностное развитие событий) оказалась чуть ли не гимном «нового русского кино». Поскольку она как раз оформила эту внутреннюю тягу к «старым песням о главном» всех российских Растиньяков, которые отправились на покорение Москвы, а ещё привычных представителей «золотой молодёжи» из среды бывшей партийной, но непотопляемой номенклатурной элиты, и также выходцев из научно-творческой богемы.Амбициозный «Русский проект» на ОРТ, частично реализованный именно Денисом Евстигнеевым, зарождался в недрах «Лимиты», чьё первое название неслучайно было более тщеславным — VIP, учитывая, что эта западная аббревиатура «очень важная персона» соответствовала инициалам фамилии, имени и отчества главного героя, Ворошилова Ивана Петровича, предприимчивого «нового русского». Другое дело, что по социально-нравственной адресной направленности «Русский проект» был обязан казаться подушевнее и сглаженнее в своём победительном оптимизме «завоевателей жизни». Точно так же и «Старые песни о главном» 1, 2 и 3, а особенно «10 песен о Москве» (инициаторы этих проектов — Константин Эрнст и Леонид Парфёнов) порой без обиняков выражали стремление вписать архитектуру и культуру советской эпохи в новые рамки раннекапиталистической действительности.Но как раз в «Лимите» сталинская высотка или ложно-ренессансное здание речного вокзала (кстати, Сергей Юткевич не без остроумия использовал его ещё в 1956 году в экранизации «Отелло») являются словно пределом мечтаний заезжего провинциала, который желает царить и властвовать в Москве. Между прочим, никто из правителей в прежние советские да и в нынешние времена — от Ленина до Ельцина и Путина — не был москвичом, а напротив, они тоже могут быть причислены к этой самой пресловутой «лимите». И всё-таки в годы существования империи и даже на её обломках ещё сохранялся некоторый пиетет перед столицей — а сейчас стоит отъехать недалеко от Москвы, чтобы убедиться, что она вызывает в народе редкостное ощущение озлобленности и негодования, будто на самом деле виновна во всех бедах, включая исключительно местные. К сожалению, такие фильмы, как «Лимита», в какой-то степени даже подогревают растущую неприязнь там, где, как в средневековой Руси, хотят уже делиться, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, на обособленные княжества, чтобы быть подальше от Москвы не только в географическом плане.1997/2007


Поиск по названию