Ламерика

На кинофестивале в Венеции в сентябре 1994 года эта лента не получила особых лавров, за исключением отдельно отмеченного всего лишь «Золотой медалью» за режиссуру Джанни Амелио. Поведанная им история албанского хаоса, который воцарился в стране после падения в 1991 году коммунистического режима Ходжи, проиграла в сравнении с поэтической хроникой балканского беспредела в картине «Перед дождём» македонца Милчо Манчевского. Однако пару месяцев спустя именно «Ламерика», как это ни странно, была награждена «Феликсом» за лучший европейский фильм года — таким образом, Амелио стал трёхкратным обладателем данного приза (ранее побеждали его работы «Открытые двери» и «Похититель детей»).Кстати, Энрико Ло Версо, который сыграл «чувствительного карабинера» в «Похитителе детей», по сути, ещё раз исполнил в «Ламерике» роль вынужденного спасителя страждущих душ, вернее, только одного из тех, кто пострадал сначала от муссолиниевской военной пропаганды, а потом целых 50 лет (!) провёл в лагерях в Албании. В этой роли снялся впервые в кино престарелый Кармелло Ди Маццарелли, что непременно должно напомнить о неореалистических лентах «Похитители велосипедов» и «Умберто Д.» Витторио Де Сики, чуть ли не единственным наследником которого в современном итальянском кино хотел бы быть Джанни Амелио.Этот постановщик всё-таки поэтичен и тонко чувствует природу кинематографических образов, хотя и более политизирован, испытав на себе влияние не только неореализма, но и политического кино Италии 60—70-х годов. И отсутствие равновесия социального и сентиментального в рассказе о судьбах простых людей, что было присуще Де Сике в его ранних работах, особенно очевидно проявилось в творчестве Амелио как раз в «Ламерике». Картина словно распадается на две части — в первой половине довольно трудно вынести манеру прямого телерепортажа из очередной горячей точки планеты, однако ближе к финалу странствие двух героев, которые бегут из бывшего «коммунистического рая», вдруг приобретает иносказательно-обобщённый смысл, поэтическо-философское звучание. Искажённое слово «Ламерика» — как символ новой земли обетованной для вечных путников, не обретающих приюта нигде. Но отнюдь не выдающийся фильм «Похититель детей» был во много раз совершеннее и пронзительнее по интонации, чем излишне ангажированная и злободневная «Ламерика».1995


Поиск по названию