Криминальные любовники

Юная девушка Алиса подговаривает влюблённого в неё Люка убить Саида, якобы пристававшего к ней. Труп они вывозят в лес и закапывают. Но сами оказываются узниками некоего жителя лесной сторожки, у которого имеются садомазохистские и каннибальские наклонности.Эту довольно странную и мрачную картину 31-летнего Франсуа Озона трактовали преимущественно по внешнему слою — то в духе Жан-Люка Годара (наверно, периода «Уик-энда»), то в стиле всем известных сказок, тем более что и героиню зовут Алисой. Хотя как раз в «Криминальных любовниках» определённее и чётче в творчестве молодого (и успевшего стать модным) французского постановщика проявилось то, что присутствует уже в несколько театрализованной форме в осуществлённой в том же 1999 году экранизации ранней пьесы «Капли на раскалённых камнях» Райнера Вернера Фассбиндера, одного из его любимых режиссёров.Ведь подобно Анри-Жоржу Клузо, творцу «Ворона», который косвенно упоминается ещё в «Ситкоме», или Клоду Шабролю, любителю криминальных моралите о «невинных с грязными руками», Озон (он обожает также Дэвида Кроненберга, Дэвида Линча и Джона Уотерса), на самом-то деле, таит за безусловной аномальностью и аморальностью своих «чёрных комедий» и не лишённых юмора жестоких мелодрам подспудную тягу к истинно моральному абсолюту. Пусть на словах он готов отрицать собственный морализм и своеобразный постнеоконсерватизм, но в фильмах-то всё равно можно почувствовать вольное или невольное желание творца, словно Высшего Судии, воздать окончательное отмщение по делам и помыслам людским.Вот и в «Криминальных любовниках» новоявленные Адам и Ева, совершив более страшный, чем плотское познание друг друга, настоящий смертоубийственный грех, должны расплачиваться животным страхом перед подобием первобытного человека, который вульгарно и грубо вершит свой суд над ними. За что потом и он сам просто обязан испытать кару, хотя юный Люк зря кричит полицейским, что этот зверь в людском обличье совсем не виноват. Невиннее всех, пожалуй, именно Люк, который поддался сексуально-ревнивым провокациям Алисы и согласился помочь ей убить Саида. В ходе этих рассуждений не трудно угадать, кто же, по мысли Франсуа Озона, должен первым понести смертельное воздаяние. Очередного манипулятора во что бы то ни стало следует решительно и бесповоротно удалить со сцены — чем не пример несомненной приверженности автора к морализму?!2000


Поиск по названию