Короткий монтаж

Упоминание такого количества актёров не только желательно, но даже необходимо. Выдающийся американский режиссёр Роберт Олтмен всегда любил и умел работать с актёрами, а они, в свою очередь, соглашались вообще на крошечные эпизоды, как, например, в предыдущей его ленте «Игрок». Кстати, именно с неё началось возрождение творчества лучшего американского постановщика 70-х годов, который как бы выпал из культурного контекста рейгановских «неоконсервативных» 80-х, хотя продолжал активно работать в кино, на телевидении, в театре и на радио. Однако Олтмен в тот период как будто утратил остроту зрения, редкостное чувство внутреннего ритма и виртуозного монтажа, при помощи которого калейдоскоп событий и лиц должен был складываться в причудливую, но тщательно продуманную мозаику. Впервые режиссёр прославился ещё благодаря MASH (1969), а наиболее ярко его новый принцип киноповествования был выражен в «Нэшвилле» (1975). Олтменовская фирменная манера «перекрёстных диалогов», которые подчас способны поставить в тупик при переводе или дубляже на другой язык, тоже является одной из скрытых форм монтажа как средства создания стройных композиций из массы разбросанных деталей и мелочей жизни.В «Коротком монтаже» (кстати, подобный вариант перевода ближе к кинематографическому понятию такого способа монтажа, когда повествование строится с помощью коротких по продолжительности кадров) всё происходит одновременно и словно случайно — вообще-то калифорнийская реальность и десятки пересекающихся «человеческих комедий» кажутся больше пригодными для бесконечно длящихся «мыльных опер» типа «Санты-Барбары». Но обращаясь вроде бы к расхожему материалу и с удивительной раскрепощённостью чередуя сценки из жизни различных обитателей Лос-Анджелеса накануне землетрясения 1992 года, Роберт Олтмен добивается неожиданного эффекта. Все герои и их частные истории отнюдь не перепутываются, а, напротив, прекрасно запоминаются чуть ли не с ходу, хотя трудно отделаться от ощущения, что весь мир — это одна большая деревня, где подчас знаешь соседа гораздо лучше, чем самого себя.А после просмотра данная картина приобретает как бы дополнительное измерение. И отдельные упреки режиссёру становятся даже маловажными — восхитительная целостность краткого (вопреки трёхчасовому хронометражу) произведения куда дороже мелких просчётов. Олтмен в этом плане противостоит модным современным тенденциям, благодаря которым часть нередко кажется значительнее целого. Любопытно, что на кинофестивале в Венеции «Короткий монтаж», помимо премии за актёрский ансамбль (что совершенно справедливо), также разделил главный приз с фильмом «Три цвета: синий» поляка Кшиштофа Кесьлёвского, ещё одного любителя составлять кинематографические циклы и мозаики.1994


Поиск по названию