Коридор

Даже в самом замкнутом и вообще клаустрофобном творении литовского режиссёра Шарунаса Бартаса всё-таки возникает кадр, связанный со стихией воды, пусть река оказывается застывшей, точнее — замёрзшей. И в тягостной, удушающей, раздражающей атмосфере городских колодцев и расходящихся тропок коммунальных квартир Бартас находит особую поэзию в лицах людей, которых умеет снимать с вдумчивостью живописца-портретиста. Тогда и физиономия какого-нибудь жалкого пьянчужки не менее интересна для понимания человеческой природы, нежели, допустим, поистине рельефный облик выдающегося театрального постановщика Эймунтаса Някрошюса, который играет одну из ролей в «Коридоре», довольно неожиданно (для нас!) получившем чуть ли не культовый статус в Германии.Это не сразу можно уразуметь: почему же благополучные немцы приняли, как свою, историю расхристанных страстей в старом доме коридорного типа, а нам она кажется чересчур спёртой по духу, напрочь лишённой воздуха. Только потом осознаёшь, что «Коридор» почти без зазора вписывается в традицию немецкого немого киноэкспрессионизма, которую по-своему пытался развить Райнер Вернер Фассбиндер, например, в телесериале «Берлин, Александерплац». И в послевоенные годы немцам тоже довелось пройти через трудности и унижения, чтобы избавиться от груза постыдного прошлого. Они изведали на собственной шкуре, как распадаются рейхи. Вот и крах советской империи — словно жалкий конец многонаселённой коммуналки.2001


Поиск по названию