Коматозники

Успех этого фильма в американском прокате заставил говорить о новой моде на ПСО (почти смертельные опыты), а по-английски — NDE (Near Death Experience). Пятеро молодых студентов-медиков решили провести эксперименты над собой, желая знать ощущения людей в ситуации клинической смерти, а именно — в течение десятков секунд после остановки сердца (кстати, flatliners — дословно: те, у кого на кардиограмме остаётся прямая линия; поэтому распространённый перевод названия «Коматозники» явно не соответствует сути картины).Нельзя сказать, что до Питера Филарди, придумавшего этот сюжет, никто не пытался коснуться темы «запретных опытов» (так, кстати, лента именовалась во Франции). В качестве примера упоминались «Воскрешение» (1980) Дэниела Петри и «Мозговая атака» (1983) Дагласа Трамбалла. Но в ленте 51-летнего режиссёра Джоэла Шумакера впервые было сказано о попытках сознательного, намеренного проникновения в тайны запредельного мира, хотя образы этой потусторонней реальности довольно иллюстративны в духе примитивного психоанализа, несмотря на их эффектное представление на экране. Перед внутренним взором молодых экспериментаторов проносятся мучительные видения из прошлого, затем как бы проникающие в их настоящую жизнь по эту сторону невидимой границы. «Путешествие в смерть» может оказаться губительным для мозга, а чувство стыда и раскаяния за совершённые грехи тут особой роли не играет.Чистая фантастика с мистикой (как в «Полтергейсте») или в мелодраматически-комедийной версии («Призрак» появился в том же 1990 году и имел грандиозные кассовые сборы) всё-таки предпочтительнее, чем якобы наукообразный и одновременно нравоучительный фильм о том, что не надо понапрасну лезть туда, куда не следует, если к тому же предварительно не замолил своих былых проступков. Игры со смертью под видом медицинских опытов плохи не из-за того, что естествоиспытатель может однажды оттуда не вернуться, получив новый «наркотик» в вечное распоряжение. Вот и в древнем изречении memento mori слышится, на самом-то деле, призыв помнить о жизни. А у наиболее фанатичного из новоявленных исследователей, конкретно — у Нелсона, существует, помимо непомерных амбиций и жажды неведомых знаний, ещё и подсознательная тяга к смерти по причине отсутствия интереса к жизни. Вернее, его несостоятельность как человека вынуждает искать компенсацию за неудачную судьбу хотя бы в преждевременном вторжении в запредельные сферы, которые потому так и называются, что людям не дано даже ради любопытства пересекать эту грань туда и обратно, причём много раз подряд.1991


Поиск по названию