Кикс

Посмотрев этот фильм с некоторым опозданием, можно с большей очевидностью понять, что эта истерично-эстетическая притча о «женщине, которая поёт» уже не в эпоху застоя, а в период перестройки и ломки былого общественного уклада, прорывается сквозь стилевые навороты к глубинной философской проблеме всего нашего XX века, особенно гиперболично проявившейся на отечественной территории.Казалось бы, по части нервных, душераздирающих сцен, которые устраивает эстрадная звезда по имени Жанна, эта картина дебютировавшего в качестве режиссёра Сергея Ливнева, сценариста «Ассы» и «Тела», даст сто очков вперёд. Певица не просто капризна, наделена скверным характером и озабочена славой больше, чем это может вынести нормальный человек. Она к тому же подвержена наркомании уже в чрезвычайной степени — и менеджер Жанны, вынужденный мириться с этим от безвыходности положения, терпеливо сносит все тяготы изнаночной жизни кумира публики, пока случайно в одном из провинциальных городков не встречает девушку Анусю, которая, как две капли воды, похожа на неуравновешенную звезду эстрады. При соответствующей подготовке и упорном натаскивании из бывшей парикмахерши тоже можно сделать певицу, которая заменит всё более деградирующую Жанну — не только на сцене, но, быть может, и в жизни.Мотив подмены, сюжетно вполне функциональный, вдруг приобретает расширительный, метафорический смысл. Его можно трактовать и философско-психоаналитически, в том числе отыскивая аналогии, например, с гениальной «Персоной» Ингмара Бергмана, где отчётливо афористично было заявлено о возможности замещения одной (тоже творческой — но актёрской) личности другой — более обыденной и приземлённой. Модная ныне проблема симулякра, чуть ли не тотальной имитации и в искусстве, и в действительности, позволяет выйти и к ещё явственнее ощущаемым предположениям, что всё XX столетие прошло под знаком подмены, обмана, лжепророчества, искусственной мифологизации на многих уровнях: от обычного житейского до основополагающего бытийственного.Знаменательно и то, что частная история духовного и буквального падения популярной певицы (а кто поручится, что именно она, а не её новый двойник, с чужой помощью выпала из окна сталинской высотки?!) по роковому совпадению срифмовалась с социально-политическим крушением советской империи, которая была, в основном, построена именно на лжи и подмене. К сожалению, напрашивавшаяся идея оригинального осмысления почти поголовной замены личностей на персоны в условиях победы социализма оказалась в следующей ливневской работе «Серп и молот», с одной стороны, схоластичнее, а с другой — излишне и скандально натуралистичной. И тоже случилась невольная подмена: на первый план вместо темы философско-идеологического трансвестизма советского общества вышла менее значимая проблема транссексуальности, смены пола.1996


Поиск по названию