Капли дождя на раскаленных скалах

Тема манипулирования в отношениях людей отнюдь не случайно становится главной в фильме французского режиссёра Франсуа Озона по ранней пьесе Райнера Вернера Фассбиндера, для которого это являлось самым больным нервом на протяжении всей жизни и творчества — наряду с идеальным стремлением к недостижимой любви. Хотя Озон почему-то склонен считать по-юношески наивной фассбиндеровскую фразу «Любви не существует, есть только возможность любви». А ведь 19-летний Франц, который получил излюбленный псевдоним Фассбиндера в честь Франца Биберкопфа из романа «Берлин, Александерплац» Альфреда Дёблина, оказывается его несомненным альтер-эго с пророчески угаданным (почти за два десятка лет до смерти от передозировки) трагическим исходом судьбы.Кстати, русский перевод названия ленты, сделанный с французских и английских версий, всё-таки не соответствует немецкому оригиналу. Tropfen auf heissen Steine — это отнюдь не «Капли дождя на раскалённых скалах». Райнер Вернер Фассбиндер не уточняет, какие же капли имеются в виду — воды, дождя, слёз, алкоголя, введённого в вену наркотика, принятого яда или же вообще… спермы? Тем более — нет речи о скалах, а под «раскалёнными камнями» в этой истории человеческих страстей, принципиально (почти классицистски) замкнутой в четырёх стенах, может пониматься даже пресловутый семейный очаг, который тут явно нетрадиционен — и гомосексуальный дуэт грозит превратиться вообще в промискуитетный квартет, то есть в «групповуху».Но финальный поступок Франца (между прочим, в творчестве Франсуа Озона этого героя можно считать развитием образов Николя из «Ситкома» / «Крысятника» и Люка из «Криминальных любовников»), оплаканный из трёх остальных персонажей только лишь Верой, не позволяет этой хитрой манипуляции случиться. Казалось бы, в данном случае доморощенный демиург, усиленно молодящийся коммивояжёр Леопольд, празднует моральную победу надо всеми, подчинив их своей извращённой воле. Однако, будучи особым «продолжением» других озоновских типов (отца из «Ситкома» и лесного каннибала из «Криминальных любовников»), он однозначно неприемлем для автора, который меняет тактику вынесения смертельных приговоров, теперь иначе наказывая манипулятора — лишая его самого ценного объекта влияния. Тот же, кто никак не мог вырваться на свободу из этих цепких объятий, сознательно выбирает смерть, которая, по фассбиндеровской символике, горячее, чем любовь.Это отчасти перекликается с тем, как кончается картина «Кулачное право свободы» Фассбиндера, да и заставляет вспомнить его по-настоящему выстраданный преждевременный уход из жизни. Напоследок остаются только капли на раскалённых камнях. И Франсуа Озон всё явственнее стал наследовать в кино именно Райнеру Вернеру Фассбиндеру (знаменательно, что фильм «Капли на раскалённых камнях» участвовал в конкурсе Берлина-2000, правда, был отмечен лишь призом «Тедди», который вручает гомосексуальное жюри) и, судя по следующей ленте «Под песком», начал тяготеть к мелодраме. Это позволило уже тогда предположить его похвальную эволюцию от дерзкого, но преходящего эпатажа, по направлению к более глубоким человеческим историям, хотя на этом пути Озон не смог, к сожалению, сохранить прежнюю художественную убедительность.2000/2007


Поиск по названию