Ивин А.

В первую очередь, следует сказать, что у этой картины — на редкость точное название. Рассказ Анатолия Кима носил отвлечённо-философский заголовок «Остановка в августе». Можно вспомнить, что этот же сюжетный мотив (молодой солдат внутренних войск отказывается стрелять в сбежавшего «зэка» и сам должен быть сурово наказан) возникал как одно из ответвлений в его романе-притче «Отец Лес». Актёр Игорь Черницкий, удачно дебютировавший в режиссуре, дал, видимо, не без художественного умысла такое протокольно-поверочное название, в котором на первом месте оказывается фамилия персонажа, а имя этой человеческой индивидуальности вообще сведено до одного инициала. Например, знаменитый французский фильм «Лакомб Люсьен» Луи Маля, который вызвал в своё время резкую критику слева и справа, хотя бы оставлял исторически и политически неприкаянному герою скромное право иметь собственное имя, пусть и поставленное на второе место в полицейских отчётах.А кто узнает, что «стихийного непротивленца» Ивина зовут на самом деле Андреем?! Что он — не преступник по халатности, не жалкий «слабак», вдруг испугавшийся ответственности за необходимость выстрелить в бегущего человека, впрочем, не очень сознательный и, так сказать, убеждённый пацифист, который вообще не может поднять руку на другого, а более того — готов подставить бьющему свою щеку. Просто так случилось — вот и всё. Младший лейтенант, сопровождающий солдата Ивина на гауптвахту, изо всех сил пытается заставить провинившегося переписать рапорт и по возможности выставить себя в благоприятном свете. Не хочет! И в его поведении есть что-то фатальное, роковое — пусть всё будет, как сложится, а от судьбы ведь никуда не уйти. Трагическое разрешение событий неминуемо витает в воздухе, словно грозовая туча — несмотря на то, что действие развёртывается в солнечный, даже жаркий летний день, когда так хочется остановиться по пути следования и позагорать на песчаном берегу реки.«Ивин А.», безусловно, перекликается с другими отечественными лентами рубежа 80—90-х годов — «Караул» Александра Рогожкина, «По прямой» Сергея Члиянца, но, между прочим, может напомнить не только уже названный «Лакомб Люсьен», а ещё и американский «Последний наряд» Хэла Эшби. Безымянный, но не бесфамильный рядовой внутренних войск — в своём роде герой, а не жертва, потому что всего лишь посмел выделиться из общего ранжира, поступить неожиданно для самого себя и так, как это не предписано по уставу. Винтик захотел стать человеком. Всего лишь через год после создания этого фильма «союз нерушимый республик свободных» раздумает быть уже пустой по смыслу аббревиатурой СССР.1997


Поиск по названию