Золотой глаз

Джеймс Бонд, секретный агент британской разведки под кодовым номером 007, который на протяжении всего популярного киноцикла не раз встречался в поединках со своими соперниками из КГБ и прочими советскими авантюристами, прибывающими за границу «из России с любовью», наконец-то оказался там, где много десятилетий назад работал журналистом (а может быть, и шпионил) его создатель, английский писатель Иэн Флеминг. В этой серии «бондианы» часть искусственно нагромождённых событий происходит в России, правда, уже в 90-е годы, когда от СССР и КГБ почти ничего не осталось — за исключением клишированных образов врагов, которые готовы продать всё что угодно: от ядерной боеголовки и системы космической защиты до матери-родины. Невразумительность сюжетных мотивировок, нередко присущая фильмам о приключениях Джеймса Бонда, теперь приобрела гиперболические размеры.Некий российский генерал Урумов, словно какой-нибудь доктор Но, Голдфингер или Блумфелд из террористической организации СПЕКТР, мечтает о богатстве, власти и господстве над всем миром, для чего с помощью роковой красотки-злодейки Ксении Онатопп (она почему-то считается грузинкой!) выкрадывает с зарубежной авиавыставки суперсовременный вертолёт и где-то на русском Севере, на территории ракетной базы, приводит в действие изощрённый механизм лазера с новейшего космического спутника «Золотой глаз», разрушая всё вокруг. Но это является отвлекающим манёвром для Урумова и действующих с ним заодно британского агента 006 по имени Алекс Тревелян (несмотря на армянскую фамилию, он объявлен казаком по происхождению!) и русского программиста Бориса Грищенко. Правда, другая наша программистка Наталья Симонова, чудом выжившая на ракетной базе, оказывается единственной помощницей Джеймса Бонда и достойной претенденткой на звание очередной возлюбленной — причём, в соответствии с новыми временами, вовсе не коварной Мата Хари из России (типа Анны Алмазовой из ленты «Шпион, который любил меня»). Добавим к сюжетным нелепицам сказочные полёты агента 007 вниз с высочайшей дамбы, его «догонялки» по воздуху с самолётом (чем Бонд хуже Бэтмена?!), лихой и разрушительный танковый кросс по улицам Санкт-Петербурга.Получается уже не традиционно приключенческая, в меру условная «бондиана», а какая-то невообразимая «бондьера русса», чей порядковый номер, словно в ознаменование года Великого Октября, считается тоже семнадцатым. Всё на самом деле объясняется элементарно. Продюсер Альберт Брокколи сначала выжил Хэрри Залцмана, своего сопродюсера на ранних бондовских картинах, а потом присвоил себе единоличное право относить к «бондиане» только те фильмы, которые сняты под его личным неусыпным руководством. Вот почему не принимается в расчёт «Никогда не говори «никогда», единственная чисто американская лента, римейк «Шаровой молнии», повторенный благодаря тому, что права на экранизацию этого романа остались у продюсера Кевина МакКлори. Кроме того, в качестве своеобразной половинки можно считать «Казино «Руаяль» (1967) — по причине пародийной незначительности роли Джеймса Бонда. Впрочем, «упёртые бондоманы», недовольные этим неполучившимся фарсом, могут опять же в виде уступки засчитать как полфильма самую первую, ещё телевизионную, версию «Казино «Руаяль» 1954 года (агента 007 сыграл некий Бэрри Нелсон, зато негодяя Ле Шиффра — знаменитый Петер Лорре).Но гораздо больше сомнений в подлинности «бондовского происхождения» можно предъявить как раз данной серии, появившейся после шестилетнего перерыва (обычно промежуток не превышал двух лет). Поскольку в «Золотом глазе», не имеющем аналога в литературной деятельности Флеминга, осталось от этого автора лишь название его виллы на Ямайке, где отставной разведчик развлекался сочинением шпионско-приключенческих историй о Джеймсе Бонде. А оригинальный сценарий для картины с участием Пирса Броснана, нового исполнителя роли секретного агента, писали тоже новички — и даже Майкл Дж. Уилсон, зять Альберта Брокколи, подвизавшийся в качестве сценариста на предыдущих пяти сериях, ограничился заботами исполнительного продюсера вместе со своей женой Барбарой Брокколи.Однако большой успех «Золотого глаза» в прокате (хотя по соотношению расходов и доходов эта дорогостоящая — бюджет составил $80 млн. — лента явно уступает ещё дешёвым по затратам ранним произведениям о Джеймсе Бонде) объясняется не одними лишь ностальгическими обстоятельствами, что публика успела соскучиться по супергерою из британской разведки. Надо отдать должное продюсеру Альберту Брокколи — он всегда держал нос по ветру. После лукасовских «Звёздных войн» и спилберговских «Близких контактов третьего вида» моментально появился космический «Мунрейкер». А в середине 90-х годов стало модным немыслимое нагромождение алогичных фантастических событий, как в «Бэтмене навсегда», и кино всё чаще начало походить на примитивные, наспех сочинённые и лишь контурно изображённые компьютерные игры. В этом смысле «Золотой глаз» или же экранный Бонд 18 1/2 оказался для тогдашней аудитории (в основном, подростков) чем-то вроде «Смертельного боя 2».1996


Поиск по названию