Земля и свобода

С точки зрения многих российских критиков, эта картина англичанина Кена Лоуча, известного своей приверженностью социальному кино, создана в стиле «кондового реализма» (читай: соцреализма), так ненавистного тем, кто ранее всё оценивал именно в соответствии с догмами единственно верного направления в искусстве. Тем непонятнее для них бурная реакция западных журналистов, возмутившихся из-за того, что Лоуч был обойдён вниманием жюри в Канне (хотя до этого его работы трижды отмечались на данном фестивале во Франции). И всё-таки «Земля и свобода» не осталась без награды — уже не в первый раз режиссёр получил премию ФИПРЕССИ.Можно подумать, что скучающие интеллектуалы восторгаются чуждым для самих себя политическим кинематографом только из чувства противоречия и ради дерзкого вызова (позже «Земля и свобода» была признана лучшей европейской лентой года, заслужив главный «Феликс», причём второй в творчестве Кена Лоуча). Но отнюдь не случайно рецензия даже в американской газете Variety называлась «Политические проблемы становятся личными», а герои, участники Гражданской войны в Испании, которая «так же далека от многих, как Троянская война», оказались близки зрителям — и в этом заключался «подлинный триумф Лоуча».Сценарист Джим Аллен, сотрудничавший с Кеном Лоучем и над «Градом камней», предлагает вроде бы банальный ход — в 1994 году в Ливерпуле умирает пенсионер Дэвид Карр, и его внучка, разбирая старые бумаги, как бы переносится во времена юности своего деда, когда он, будучи рабочим-коммунистом, отправился в 1936 году в Испанию, чтобы поддержать борцов против фашизма и франкизма. Однако именно это совмещение времён, конечно, не столь прихотливо выстроенное, как в новаторской картине «Война окончена» (1966) француза Алена Рене и испанца Хорхе Семпруна, заставляет не слишком буквально (в духе лишь исторической реконструкции минувших событий) воспринять замысел «Земли и свободы».В названии вообще нет никаких артиклей — ни определённого, ни неопределённого. И произведение Аллена-Лоуча яростно опровергает, подобно сочинению Семпруна-Рене, мысль, устраивающую многих, в том числе — «правоверных коммунистов», что война уже закончилась, будь то гражданская в Испании, студенческая во Франции, рабочая в Великобритании или Великая Октябрьская в России. Наоборот — чуть ли не изо дня в день, по-прежнему надо лично самому решать: «На чьей ты стороне» (между прочим, так назывался полнометражный документальный фильм Кена Лоуча о бастующих шахтёрах). И проще всего представить конфликт «Земли и свободы» как противостояние троцкистов и сталинистов из-за методов ведения битвы с фашизмом в Испании. Однако лента Лоуча кажется вдвойне актуальной: спор идёт о праве личности выступать против любой диктатуры и рассчитывать на обретение вечно ожидаемых «земли и свободы».1995


Поиск по названию