Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Даже американская влиятельная в мире шоу-бизнеса газета «Вэрайети», весьма далёкая от реалий бывшего СССР и стран восточного блока, к которым принадлежала и многострадальная родина чешского режиссёра Иржи Менцеля, не без сожаления заметила, что его экранизация известного сатирического произведения Владимира Войновича опоздала как минимум на десятилетие. То же издание привело любопытные совпадения в творческих судьбах Менцеля и Войновича. Книга была написана и запрещена в 1969 году — и тогда же лёг на два десятка лет на полку фильм «Жаворонки на нити», отмеченный главным призом Берлинского фестиваля уже в 1990 году, когда в СССР, наконец-то, был официально издан «Чонкин».Можно добавить к изысканиям «Вэрайети» и два других факта: между экранизатором и писателем всего лишь несколько лет разницы в возрасте, а в 1992 году Иржи Менцель, который пристрастился к актёрской деятельности ещё в период вынужденных простоев, сыграл ироническую роль польского литератора в «Маленьком апокалипсисе» Коста-Гавраса, и ряд зрителей углядели в этой ленте перекличку с пьесой Владимира Войновича «Шапка». Так что встреча двух художников оказалась не случайной, и сам автор «Чонкина» предпочёл отдать право переложения своего романа вовсе не Эльдару Рязанову, тоже собиравшемуся делать экранную версию.Однако Менцель, который в 60-е годы удивил весь мир нежно комическим взглядом на трагическую действительность (например, в оскароносной картине «Поезда под пристальным наблюдением») и на излёте 70-х поразил ещё одной ностальгической и забавной экранизацией сочинений Богумила Грабала с труднопереводимым названием Postřižiny (обычно — «Воспоминания», но возможен вариант «Срезки»), потом подрастратил юношескую наивность и беззащитный лиризм. А это как раз могло бы пригодиться в истории похождений солдата Ивана Чонкина, напомнившего чешскому постановщику его соотечественника, бравого Швейка, однако остающегося чисто русским чудаком. Фильм Менцеля действительно смешит, поскольку разыгран в традициях пикантного анекдота. Но после просмотра возникает чувство некоторого смущения, что англо-франко-итальянская лента с русской синхронной речью, снятая ради удобства в чешской деревне, всё же выглядит как импортная клюква о России. Тем не менее, в Чехии её приняли хорошо и даже номинировали семикратно на национальную кинопремию.1995


Поиск по названию