Живым или мертвым: Год 2346

Начавшись как лихорадочный гангстерский фильм, развёртываясь чуть ли не в романной структуре, лента «Живым или мёртвым» японского режиссёра-провокатора Такаси Миикэ завершается уже ёрнически-апокалиптически. Знакомясь в российском кинопрокате со второй (после «Кинопробы») картиной Миикэ, можно убедиться, что этот плодовитый постановщик действительно легко переходит от жанра к жанру не только в пределах своей кинобиографии, но и в рамках одного фильма. Весьма эффектная нарезка кадров в своеобразном прологе, когда даже трудно разобраться в мешанине событий и лиц, сделает честь любому модному видеоклипу, где формальные выкрутасы намного важнее хоть какого-либо содержания. Однако замедляя в дальнейшем темп смены планов, Такаси Миикэ по-прежнему продолжает довольно свободно обращаться с кинематографическим временем и пространством, прихотливо чередуя различные сцены.Постепенно в зрительском сознании они выстраиваются в своего рода сагу о противостоянии гангстеров и полицейских, а конкретно — жестокого «японо-китайца» Рюити, пытающегося захватить власть в бандитском мире, и невозмутимого Дзёдзимы, который настырно выслеживает организатора этого «кровавого передела». Причём немаловажными тут оказываются параллельно развивающиеся семейные истории обоих протагонистов: у первого — во взаимоотношениях с младшим братом, далёким от занятия преступным бизнесом, у второго — в общении с женой и больной дочерью. Криминальный эпос дополняется рядом деталей и подробностей из жизни якудзы и прочих социальных отщепенцев, что порой выглядит весьма отталкивающе и неприятно. Впору заподозрить режиссёра в смаковании всевозможных человеческих пороков или же просто в индифферентном фиксировании всего, что попадает в поле зрения камеры, когда автора легко принять за бездушного кинографомана.Однако именно для тех, кто может всерьёз купиться на подобные эпатажные моменты, а также желая разрушить стройные концепции критиков, уже успевших увидеть в ленте «Живым или мёртвым» японский вариант «Крёстного отца» и одновременно — переосмысление более экзистенциальных работ Такэси Китано, его соотечественник Такаси Миикэ делает настоящий кульбит в финале. Причём вызывающе дерзкий, циничный, совершенно сбивающий с толку, хохмачески пристёгнутый к повествованию в самый патетический миг. Поистине, получается чёрт-те что и с боку бантик! Вот и гадай: то ли постановщику стало скучно, и он решил развлечься напоследок в духе «бондианы» и комиксов, то ли действительно понял, что его героям можно вырваться из безумного мира, лишь послав всё в тартарары.В любом случае, нетрудно даже по двум работам Миикэ убедиться, что он ведёт себя не как глубокомысленный творец, а как раскованный кинолюбитель, мало озабоченный тем, что о нём подумают и скажут. Поэтому снимает в год по четыре фильма, более того — умудряется их окупать. Вот и для картины «Живым или мёртвым», вовсе не предусматривающей никакого продолжения, придумал, словно на спор, ещё две серии. 2000


Поиск по названию