Жертва для императора

Штабс-капитан Рыбников из вольной экранизации рассказа Александра Куприна, написанного им под впечатлением русско-японской войны начала ХХ века, представляется заигравшимся в войну мальчишкой. Явное смещение акцентов, предпринятое авторами фильма «Жертва для императора», заключается именно в том, что по-восточному умный и хитрый японский шпион, который допустил лишь единственную ошибку в минуту слабости, стоившую ему жизни, интерпретирован при помощи непрофессионального актёра Александра Спорыхина (ранее он сыграл такую же «жертву системы» в ленте «Панцирь» Игоря Алимпиева) как жалкая марионетка, попавшая в жернова между двумя неповоротливыми, но грозными империями.Если наш — то разведчик, а не наш — значит, шпион. Однако всё дело в том, что тот, кто в Петербурге 1904 года назвался штабс-капитаном Рыбниковым, является не только преданным исполнителем воли японского императора, своего рода камикадзе, бесстрашно идущим на смерть с воинственным криком «банзай!». Он — истинный «свой среди чужих, чужой среди своих», поскольку подставлен на заклание, принесён в жертву более законспирированными шпионами, которые будто опутали своими сетями столицу российской империи.Типичный советский героико-приключенческий фильм о доблестном разведчике в тылу врага закономерно — в самый канун крушения советской империи — модифицируется в интеллектуальную, эстетизированную притчу о маленьком человеке, который сам уже словно запутался в своём происхождении и предназначении, превратившись в безвольную жертву шпионских интриг и неведомых планов двух соперничающих императоров. Японский шпион, русский контрразведчик — какая разница! Все мы — лишь гости в этом чуждом мире (кстати, призрачность охваченного шпиономанией Петербурга начала ХХ века была отражена десятью годами ранее в толково экранизированном Александром Кайдановским рассказе «Сад расходящихся тропок» Хорхе Луиса Борхеса, выдающегося мастера парадоксального выворачивания наизнанку многих мифологем, в том числе — «темы предателя и героя»).1997


Поиск по названию