Дракула

Эта лента Фрэнсиса Форда Копполы — не просто очередная вариация одного из самых экранизируемых сюжетов о графе-вампире из Трансильвании. Имя английского писателя Брэма Стокера, который создал в 1897 году роман «Дракула» и прославился благодаря этому, вынесено в название картины для того, чтобы подчеркнуть следование почти столетней традиции трактовки образа Дракулы и подтвердить пристрастие постановщика к романтически-мистической трактовке событий, чаще всего становившихся лишь поводом для демонстрации внешних ужасов.Можно вспомнить о том, что ещё в начале своей творческой карьеры всего лишь 24-летний Коппола отдал дань так называемому «готическому направлению» в фильме «Безумие 13», чьё действие происходило в ирландском замке, хоть и в наши времена. А в произведении Брэма Стокера, которое появилось на излёте викторианской эпохи, к тому же и на изломе веков, когда особенно обостряются таинственные, спиритические и потусторонние настроения, американского режиссёра, по всей видимости, прельстила идея проникновения загадочного, непостижимого, варварского и дьявольского в атмосферу чинного, респектабельного мира лондонских аристократов.Румыния XV столетия времён правления Влада III, прозванного Сажающим на кол, вторгается вместе с неумирающим Дракулой в тихое и благопристойное существование юных британцев Мины и Джонатана, невесты и жениха, которые узнают о наличии запредельных явлений, перевоплощении душ и мучительном отчаянии того, кто бросил вызов Богу за смерть своей возлюбленной несколько веков назад. И с этой точки зрения, версия Копполы — типичная любовная история, ещё одна сказка о «красавице и чудовище» (Мина — как бы новая ипостась любимой девушки Дракулы), воссозданная с голливудским размахом, поистине «от всего сердца».Но с восторгом восприняв предложение молодой актрисы Уиноны Райдер, как раз сыгравшей Мину и её предыдущее воплощение на свете, с которой он хотел поработать ещё в третьей серии «Крёстного отца», постановщик «Дракулы Брэма Стокера» всё же не ограничился привлекательной для зрителей готической мелодрамой. Он стремился создать Great Spectacle по канонам голливудского Большого стиля, не забыв и об интеллектуальной публике. Поскольку предложил ей своеобразную киноэнциклопедию «дракулизма», в основном ориентируясь на «Носферату, призрак ночи» Вернера Херцога (в свою очередь, это римейк знаменитой ленты «Носферату, симфония ужаса» Фридриха Вильгельма Мурнау, снятой ещё в 1922 году в манере немецкого экспрессионизма).Фрэнсис Форд Коппола поставил истинно постмодернистское кино — не только смешав стили и жанры, наполнив повествование целым рядом литературных, живописных, кинематографических и прочих культурных цитат. Он набрал сознательно интернациональный состав съёмочной группы: оператор Михаэль Балльхаус — немец, снявший 15 картин Райнера Вернера Фассбиндера; композитор Войчех Киляр — поляк, работал с Анджеем Вайдой и Кшиштофом Занусси, был назван Джоном Кейджем «Папой современной музыки»; художник по костюмам Эйко Исиока — японка, которая неоднократно получала призы за свои необычные работы и на этот раз удостоена «Оскара» за костюмы к «Дракуле». Среди исполнителей много англичан — Гэри Олдмен, Энтони Хопкинс, Сэди Фрост, Кэри Элуэз, а трёх невест Дракулы сыграли итальянка Моника Беллуччи, Микаэла Берку из Израиля и румынка Флорина Кендрик.Но гораздо важнее другое — после ряда провалов и полуудач, будучи вынужденным для улучшения финансового положения специально поставить «Крёстного отца, часть III», Коппола сумел в «Дракуле Брэма Стокера» найти баланс между высокохудожественным и коммерчески-зрелищным. Лента пользовалась неожиданно значительным успехом в прокате, широко обсуждалась в различных кинематографических изданиях, правда, скромнее была встречена на церемонии награждения «Оскарами». И во время её просмотра всё-таки не покидает ощущение, что вопреки немалым претензиям прославленного американского режиссёра на кинематографическое новаторство и философичность произведения, скромный немой шедевр Мурнау был неизмеримо умнее, прозорливее и запредельнее по своей сути.1992


Поиск по названию