Доверься

Игра Хэла Хартли, одного из самых оригинальных современных режиссёров Америки, не только со своими чудаковатыми героями, якобы «простыми людьми», но и с не менее, должно быть, странными поклонниками, как правило, из университетской среды, а также интеллектуалами из Европы, выглядит особенно утончённой и изощрённой. Так что одни зрители могут в недоумении, даже одураченно взирать на экран и абсолютно не понимать: то ли автор «крупно прикалывается», то ли он нежно и доверительно любит собственных персонажей из американской глубинки. А другие зрители, которые улавливают верный тон душевно-сатирических историй Хартли, чуть ли не падают со стульев от гомерического хохота, хотя отдают себе отчёт в том, что он, на самом-то деле, не склонен издеваться над порой недалёкими девушками, недоучившимися школьницами или заторможенно существующими (как в гипнотическом сне) и вечно сумрачными молодыми парнями, чаще в исполнении Мартина Донована.Временами может показаться, что ты попал в какую-то очередную «мыльную оперу» — в «Санта-Барбару» или «Беверли-Хиллз 90210». Но сам выбор типажей и актёров, как и манера подачи материала, всё-таки в корне противоречат идее приукрашивания действительности, выдумывания реальности. Герои Хэла Хартли не живут, постоянно играя, а наоборот — непредумышленно играют, всего лишь живя. Лёгкий перенос внимания, изменение фокусного расстояния — и то, что представлялось тупым и непереносимым в обыденной жизни, вдруг получает редкостную первозданность чувств. От сарказма — мгновенный (но не резкий) переход, а точнее, неуловимое перетекание в смущающий душу лиризм. И опять назад — к смешному обыгрыванию человеческих нелепостей и, в общем-то, индивидуальных особенностей, которые как раз и делают простых людей незаурядными.Стоит только довериться другому — и можно смело прыгать вниз, попадая в объятия того, кого можно любить и выйти за него замуж. Лишь доверие и любовь должны избавить от отчаяния в засасывающей рутине среднеамериканского существования юную Марию, которую бросил безмозглый одноклассник, а она анекдотически случайно убила своего отца молотком. Но встреча с этой девушкой оказывается спасительной и для влюбившегося в неё телемастера Мэтью Слотера (забавно, что его фамилия — дословно «резня»), который не выносит идиотских инструкций на работе, но покорно терпит унижения от отца-самодура. Доверься — и весь мир вдруг станет совершенно иным.1998


Поиск по названию