Дипломная работа

Ана Торрент, ещё в семилетнем возрасте с блеском сыгравшая в «Духе улья» Виктора Эрисе юную поклонницу классического фильма ужасов «Франкенштейн», через 23 года появилась в страшной ленте «Курсовая» (таково её настоящее название) Алехандро Аменабара в роли студентки кинофакультета Анхелы Маркес, которая готовит первую экранную работу и узнаёт о существовании в институте подпольной студии, где нашли прибежище любители snuff-movie. Какой-нибудь американский перехваленный, якобы новаторский «молодёжный ужастик» типа «Проекта о ведьме из Блэра», который был манерно обозван в нашем кинопрокате «Курсовой с того света», покажется детским лепетом по сравнению с «Курсовой» Аменабара, где атмосфера труднопереносимой тревоги возникает отнюдь не на пустом месте, а именно из-за умения кинематографа делать реальное ещё более реальным.Пытки, насилие над людьми и убийство прямо перед камерой ради переживания особо острых ощущений (не столько своей причастности к преступлению, которое творится буквально на глазах, сколько собственной необходимости быть действительно существующими, а не лишь кажущимися персонами) — вот тот своеобразный наркотик, что одурманивает приверженцев «убийственного кино». Помимо того, что камера оказывается своего рода орудием убийства, немаловажна слепая вера потребителей snuff-movie как раз в объективизацию всего происходящего на экране, будто бы снабжаемого дополнительным сертификатом подлинности, если уж это зафиксировано на плёнке. Пожалуй, впервые данный мотив возник ещё в 1960 году в «Подглядывающем» Майкла Пауэлла, где одержимый кинолюбитель снимал своих жертв, прежде чем убить их. А весьма удачно дебютировавший юный режиссёр Алехандро Аменабар (ему даже не было во время съёмок 24-х лет!) добился в «Курсовой» не только впечатляющего эффекта зрительского присутствия, но и постижения самой природы кино, тем более, если оно становится средством опасной манипуляции.2001


Поиск по названию