Дикая орхидея 2: Два оттенка грусти

По сюжету эта картина не имеет ничего общего с первой серией, но связана с ней тематически, стилистически и, разумеется, благодаря одному и тому же режиссёру — американцу Залману Кингу. Он широко известен, скорее всего, не на родине, а далеко за её пределами, поскольку именно в мировом прокате наибольшим успехом пользовались фильмы «Девять с половиной недель» (Кинг был сценаристом и продюсером), «Слияние двух лун» и «Дикая орхидея». Во второй «Дикой орхидеи» Залман Кинг вновь обратился к своему излюбленному мотиву обнаружения скрытой женской сексуальности.На этот раз героиня — девушка Блю (её имя может быть переведено и как «грусть»), которая познаёт новый для себя мир эротических инстинктов и потаённых желаний, попав после самоубийства отца-музыканта в высококлассный бордель, где всем заправляет красивая хозяйка Элль (по-французски — Она). Можно посчитать, что юная и неопытная Блю открывает в своей душе наличие двух разных натур, одна из которых действительно невинна и непорочна, а другая испытывает неодолимую тягу к разного рода наслаждениям.Образ наивной девочки-шлюхи в одном лице как нельзя кстати подходит молодой американской актрисе украинского происхождения Нине Семашко, которая выглядит удивительно робкой и беспомощной, а в какие-то моменты в ней неожиданно проглядывает некая изначальная порочность. И если есть понятие о «виктимологии», которая изучает и описывает существование «комплекса потенциальных жертв», то, наверно, следовало бы говорить и о своеобразной предрасположенности вот таких застенчивых и доверчивых особ к невоздержанным плотским утехам. «Две тени Блю» (возможен и подобный перевод подзаголовка) — словно метафора раздваивающейся и ускользающей от окончательного постижения героини, которая лишь только вступает в жизнь. Она является и несчастной «рабой любви», и гипотетической «роковой женщиной», так что со временем вполне может стать владелицей этого самого борделя.1992


Поиск по названию