Джон Ф. Кеннеди: Выстрелы в Далласе

Фильм Оливера Стоуна об убийстве президента США Джона Фицджеральда Кеннеди и расследовании дела новоорлеанским прокурором Джимом Гэррисоном может показаться захватывающим политическим детективом — вплоть до финала. А вот в самом конце этой напряжённой по действию истории наличествует многословная и проникнутая патриотическим пафосом речь Гэррисона на суде, где он потерпел поражение, так и не сумев отстоять собственную версию, безусловно, эпохального события, случившегося в ноябре 1963 года.Стоун как мастер проблемного, но ориентированного на массовое восприятие, леворадикального и одновременно консервативного кино, которое призвано воспевать кем-либо попираемые непоколебимые истины демократии, американской конституции и Декларации прав человека, сделал верную ставку на молодое поколение Америки, родившееся уже после убийства Кеннеди. Спустя почти 30 лет оно действительно хотело бы знать, что же на самом деле произошло в Далласе и кто по-прежнему был заинтересован в сокрытии полной правды. Режиссёр добился нужного резонанса в общественном самосознании американцев, взбудоражив даже администрацию Белого дома и спровоцировав решение о возобновлении слушаний комиссии по расследованию дела, которое уже начали подзабывать.Искусность подачи материала на стыке хроники и инсценированных эпизодов заставляет многих зрителей поверить в убедительность трактовки происшедшего как правого заговора ЦРУ, ФБР, военных и крупных промышленных кругов против президента, который не пошёл на обострение Карибского кризиса и намеревался ограничить американское присутствие во Вьетнаме, не ввязываться в новую войну в Юго-Восточной Азии. «Вьетнамский синдром», нашедший своё отражение в стоуновских картинах «Взвод», «Рождённый 4 июля» и косвенно в «Сальвадоре» и «Дорз», не даёт покоя постановщику-«шестидесятнику» и в «Дж. Ф. К.». Что было бы, если бы трагедия в Техасе не случилась, а через пять лет не убили бы брата Кеннеди, кандидата на пост президента, который, в отличие от Ричарда Никсона, постарался бы прекратить войну во Вьетнаме… Тогда по-иному могла сложиться судьба всей страны и её отдельных граждан, в том числе — самого Оливера Стоуна, который не оказался бы на один год на той постыдной бойне далеко от США.Став на сторону Джима Гэррисона и эмоционально, истово отстаивая его правоту, режиссёр ближе к финалу, пожалуй, теряет объективность и беспристрастность анализа, уповая вместе с прекраснодушным героем, не случайно названным капровским «мистером Смитом», на истинный патриотизм и скрытую любовь американцев к правде, какой бы горькой и невыгодной она ни была. Успех фильма у зрителей в США да и во всём мире (хотя в борьбе за «Оскар» лента удостоилась призов лишь за ювелирную работу оператора Роберта Ричардсона, а также искусный монтаж Джо Хатшинга и Пьетро Скалии) доказывает, что Стоун сумел по-настоящему задеть их за живое. Но оправдается ли стоуновский (именно «каменный») оптимизм во что бы то ни стало, его вера в американский народ уже в реальной практике властей и, в частности, суда, где всё-таки доверяют фактам и уликам, а не донкихотству последних индивидуалистов?!1991


Поиск по названию