Девятые врата

90-е годы оказались трудными в творчестве Романа Полянского — за десятилетие он снял только три фильма (а один — «Двойник» по мотивам произведения Достоевского, видимо, особо личный для режиссёра — увы, так и не состоялся). Хотя и 80-е тоже нельзя назвать удачными: тогда были сделаны всего две картины. Но если в «Горькой луне» (1992) со всеми оговорками угадывался прежний Полянский, пусть подуставший и утративший чувство стиля, то в следующей ленте «Дева и Смерть» (1994), может быть, самой худшей в карьере постановщика, охватывала невыносимая скука от театрально-традиционной, как будто покрытой нафталином режиссуры.Кто-то посчитает скучноватым и уж точно академичным фильм «Девятые врата», ожидая привычного (на американский манер) мистического триллера об искушении человека Дьяволом. Есть некоторая наивность и даже невольная комичность отдельных моментов в этой работе Романа Полянского, которая рискованно осуществлена им в возрасте 66 лет, да ещё в 1999 году (цифры 6 и 9 уже успели стать роковыми для автора «Ребёнка Розмари», чья беременная жена Шэрон Тейт была убита в 1969 году сатанинской бандой Чарльза Мэнсона). Но картина наглядно демонстрирует: чем мышление европейца отличается от сознания американца, тем более — воспринимающего мир сквозь призму Голливуда.Легко себе представить американский сверхъестественный триллер со спецэффектами, в котором герой Джонни Деппа, циничный и корыстолюбивый агент по оценке и продаже антикварных книг, непременно вступил бы в открытую схватку с посланцами Сатаны или непосредственно с ним самим. И нам непременно показали бы то, что таится за девятыми вратами, куда удаляется в финале «искатель потерянного демономикона», то есть книги, которая якобы была написана в 1666 году и позволяет вызывать Князя Тьмы из Преисподней. А вот у Полянского этот герой является своего рода посредником между зрителями и таинственным запредельным миром, разгадываемым им вместе и одновременно с нами.Заявленный ещё на титрах мотив наблюдения за тем, как открываются одни врата вслед за другими, вроде бы пропуская нас всё ближе к тайне, но так и оставляя в недоумении, что ничего из ожидаемого не раскрылось, потом проигрывается на протяжении всего повествования. Молодой предприимчивый американец Дин Корсо, который отправился на поиски ещё двух экземпляров мистической средневековой книги «Девятые врата», неизбежно оказывается ведомым, как и публика в зале. Он всё время запаздывает в своих реакциях на происходящее, словно специально позволяет нам догадываться о чём-то раньше себя самого и вообще уступает инициативу следующей за ним буквально по пятам некоей девушке в исполнении Эмманюэль Сенье, кстати, жены режиссёра, которую все дружно и однозначно восприняли как посланницу Дьявола. В таком случае непонятно, почему она предостерегала его от опасностей и спасала, предпочитая, чтобы именно Дин Корсо (а не его властолюбивый клиент Борис Болкан или же сладострастная Лиана Телфер, ранее владевшая книгой, которую будто бы продиктовал сам Люцифер) обязательно дошёл в финале до девятых врат?!Скорее всего, Девушка (так её роль обозначена в титрах), сама того не осознавая, исполняет определённую функцию, как в конечном счёте функционален главный персонаж по отношению к зрителям. И вообще не напоминает ли всё это излюбленную для Романа Полянского кафкианскую конструкцию отдельного сюжета и мироздания в целом?! Когда не столь важен тот человек, который не смеет войти во врата Закона, явно несущественны прислужники, якобы не пускающие за эти врата, а имеет основную ценность только проблема выбора: покорное смирение или решимость во что бы то ни стало проникнуть за пределы недозволенного. И герой Джонни Деппа делает этот шаг навстречу гипотетическому Аду, который с лукавством представлен на экране в виде влекущего Рая.А что дальше — абсолютно незначимо! И так же неуловима окружающая реальность, которая словно изначально амбивалентна, предполагает множественные трактовки, существует на стыке видимого и невидимого, обычного и сверхъестественного. Наиболее характерные персонажи из этого двойственного мира Полянского — девушка-бельгийка из «Отвращения», оказавшаяся в Лондоне на грани полного безумия; нью-йоркская молодая женщина из «Ребёнка Розмари», которая считает, что забеременела и родила сына от Дьявола; закомплексованный иностранец из «Жильца» в виртуозном исполнении самого режиссёра; и, наконец, вот этот «американец в Европе», посторонний с лицом растерянного мальчишки. Все они ощущают себя на краю бездны и даже готовы в отчаянии прыгнуть в неё. Потому что вечное ожидание у врат Закона, у порога Смерти, в преддверье Ада куда мучительнее и невыносимее, нежели то, с чем встретишься за границами недоступного.1999


Поиск по названию