Девушка на мосту

Французский режиссёр Патрис Леконт к концу 90-х годов приобрёл яркую мастеровитость, признание у критиков и зрителей, стал в хорошем смысле академиком кино, отмеченным наградами — но неудержимо что-то утратил. То, что ещё в немалой степени соответствовало иронично-праздничному, типично галльскому стилю «Насмешки», закономерно удостоенной «Сезаров» за фильм в целом и за режиссуру, приобрело некое искусственное, выдуманное, пусть и изысканно-блестящее (тем более — на чёрно-белой плёнке), иногда вычурное воплощение в «Девушке на мосту». Словно высчитанная трогательность романтической истории девушки Адель, вечной неудачницы, и разочарованного метателя ножей с венгерским именем Габор, которые только вдвоём могут обрести и сохранить общее везение и успех, не позволяет сравнить эту работу Леконта с его эмоциональным шедевром «Муж парикмахерши». И она даже проигрывает неровному, но куда более волнующему и веселящему «Танго».Поначалу «Девушка на мосту» радует прихотливой вязью остроумных диалогов главных героев и великолепной стилистической отшлифовкой каждой детали в кадре. Но постепенно всё явственнее проглядывает эффектная надуманность и изощрённая выстроенность сюжетной конструкции, когда, условно говоря, блёстки и мишура становятся куда важнее сути потаённых человеческих отношений. И весьма откровенный и доверительный тон, который задан в долгом прологе-монологе Адель, причём на крупном плане (что психологически убедительно сыграно Ванессой Паради), потом усиленно сглаживается, пока вовсе не теряется в череде виньеток и дивертисментов — благо, что окружающий мир иллюзий цирка и чудес казино располагает к сотворению кинофантазии, роскошной снаружи и пустоватой внутри.В результате у Патриса Леконта, затратившего на всё это волшебство немалые, по французским меркам, деньги (бюджет оценивается в $12 млн.), получилось примерно то же бездумное и беспечное самовыражение творца, как и у Леоса Каракса в фильме «Любовники с Понт-Нёф». Большая радость для глаз, немного чувств для души и мало мыслей для ума. Не случайно, что в интервью по поводу уже готовой ленты Леконт с восторгом, почти как вдоволь наигравшийся ребёнок, отзывался о процессе съёмок и о том, насколько ему самому нравится собственное произведение. Верный признак того, что художник вкусил соблазнительного яда самодовольства — недалеко и до полного неприятия какой-либо критики, что и произошло, когда Патрис Леконт, возглавив Ассоциацию французских авторов, тут же включился в крестовый поход против прессы, которая якобы вообще ничего не должна писать в течение первой недели о картине, выпущенной в прокат.У него-то как раз всё нормально: Леконт реабилитировался в глазах эстетов после предыдущего коммерческого боевика «Один шанс на двоих», и более утончённо-интеллектуальная «Девушка на мосту» была выдвинута на соискание «Золотого глобуса» среди иноязычных фильмов в США, а потом стала претендентом премии «Сезар» по восьми номинациям (впрочем, приз достался только Даниэлю Отёю за мужскую роль). Патрис Леконт, как и Бертран Блие, незаметно стал весьма почитаемым классиком, и это (хочешь — не хочешь) уже накладывает отпечаток на дальнейшую творческую карьеру. Ладно скроено, модно сшито — но не хватает самой малости: непроизвольного удивления от дерзкого открытия ранее неведомого.2000


Поиск по названию