Девочка Никто

Как ни странно, на проводившейся несколько лет назад в Москве чуть ли не самой полной ретроспективе кинематографических и даже телевизионных произведений выдающегося польского режиссёра Анджея Вайды он сам не пожелал представить одну из своих поздних работ — «Девочка Никто», которая была снята им в семидесятилетнем возрасте. Это особенно важно подчеркнуть, поскольку, кажется, впервые в своей кинобиографии Вайда решил сделать главной героиней девочку-подростка, 15-летнюю Марысю, которой далеко не просто живётся в чуждом для неё и враждебном мире города. Причём он лично пояснил, предвидя возможные вопросы: «каждый из нас был когда-то маленькой девочкой». Хотя, конечно, постановщика волновало отнюдь не «тайное путешествие к зрелости», как гласил подзаголовок вызвавшей немалый резонанс в Польше повести Томаша Тризны, которая послужила основой для фильма.Критики-соотечественники справедливо отмечали, что в очередной раз Анджей Вайда свидетельствовал о состоянии «польской души» на данный момент. И «Девочка Никто» действительно воспринимается в одном ряду подчас нелицеприятных вайдовских картин на современную тему: «Невинные чародеи»-«Охота на мух»-«Без обезболивания». Юная Марыся — практически ещё ребёнок, чья душа уже разъедена, а интуитивный порыв к свободе остывает, превращаясь в пепел. Давняя антиномия «пепел и алмаз» из стихотворения Циприана Норвида, которая стала квинтэссенцией самого знаменитого одноимённого произведения Анджея Вайды, по-прежнему его тревожит и заставляет искать ответ на вопрос: «… обретёшь ли свободу в горении иль себя ты утратишь навеки?».2000/2007


Поиск по названию