Городские пижоны

Мич Роббинс, служащий радиокомпании, как бы возрождается к жизни, побывав вместе со своими давними приятелями Филом и Эдом в двухнедельном «активном отпуске» в провинции, перегоняя стадо коров в Колорадо.Комедийный неовестерн 37-летнего режиссёра Рона Андервуда не только полон иронии по отношению к яппи, которые уже приближаются к сорокалетнему рубежу, и им скучна однообразная, раз и навсегда заведённая, как часы, деловая и суетная жизнь. Она ведь не меняется после каких-либо пикантных и порой опасных любовных приключений с «дикими штучками» или же от сумасбродных «европейских каникул», например, в Испании, где люди по доброй воле и ради остроты ощущений рискуют попасть быку на рога. Другое дело — похождения на Диком Западе, романтика ковбойских будней, приобщение к легендам покорителей безлюдных прерий и первозданной природы со всеми её неуправляемыми стихиями. Те, кто клюнул на рекламные описания преимуществ «трудового туризма» в американской глубинке, вынуждены на своей шкуре испытать достоинства возвеличиваемого столетиями мифа о пионерах Запада — индивидуалистах, которые выстояли в борьбе с нецивилизованной натурой.Но американцы не были бы американцами (а фильм «Городские пижоны» не имел бы такого громкого резонанса — четвёртое место в сезоне, и эта картина входит в число трёхсот самых кассовых в США за всю историю), если бы на смену состарившемуся одинокому ковбою из вестернов не явился новый герой. Кёрли Уошбёрн, персонаж Джека Пэланса, кстати, получившего «Оскар» за роль второго плана, поначалу вызывает забавное чувство страха у неопытных «городских хлыщей», а потом внезапно умирает от инфаркта, типичной болезни гиподинамиков. Зато Мич Роббинс, никудышный «яппи со стажем», вдруг доказывает своё давнее родство с когортой трапперов, рейнджеров, кэттлменов, ковбоев — хозяев собственной судьбы, победителей неблагоприятных обстоятельств и необузданных сил природы.Как и в ленте «Танцы с волками» (между прочим, её оператор Дин Семлер вновь поразил величественными и невероятно красивыми пейзажами бескрайних территорий, ещё не тронутых техническим прогрессом), зрители опять получили возможность хоть на миг почувствовать себя вдали от суеты больших городов и на этот раз опосредованно пережить завоевание Дикого Запада. А не слишком серьёзный жанр фильма Рона Андервуда позволяет дать ему шутливо перефразированный заголовок — «Танцы с телятами». Неудивительно, что через три года появилось продолжение «Городских пижонов», впрочем, имевшее втрое меньший успех.1992


Поиск по названию