Гамлет

Ранее трижды обращавшийся к творчеству великого английского драматурга (если, помимо экранизаций «Ромео и Джульетты» и «Укрощения строптивой», ещё считать кинооперу «Отелло»), итальянский режиссёр Франко Дзеффирелли вновь подтвердил высокую художественную репутацию мастера современных, но вовсе не модернизированных трактовок Шекспира. В выборе исполнителя на заглавную роль был, конечно, трезвый и беспроигрышный расчёт, что юные поклонники Мела Гибсона всё же пойдут взглянуть на своего любимца в облике Гамлета, даже если им «дела нет до Гекубы». Но, вероятно, опытный специалист по воплощению классики в кино, театре и опере, который, кстати, открыл для кинематографа несколько молодых актёров, прозорливо почувствовал, что нынешнему зрительскому сознанию будет близок типично гибсоновский герой. Чуть-чуть не от мира сего (будь то юноша с задержкой в развитии из мелодрамы «Тим», заглавный персонаж из «Безумного Макса» или не менее неистовый Мартин из «Смертельного оружия»), играющий со смертью, находящийся «бездны на краю», пред развёрстой могилой.Не случайно, что первая половина ленты (пока Гамлет пребывает в сомнениях и ещё должен решиться на то, чтобы «быть», а не только «казаться») существенно проигрывает, производя впечатление заторможенной, как во сне, лишённой вдохновения и энергии, добротной театрализованной постановки, которая порой напоминает безыскусные и доходчивые спектакли по Шекспиру в американских колледжах. Затем — всё словно просыпается от забытья, вырывается наружу из насильственного плена, приходят прозрение и жажда действий, появляется чётко продуманный план возмездия. И тайной союзницей уже неукротимого Гамлета, который вершит справедливость, решив связать «распавшуюся связь времён», оказывается его мать, Гертруда. Она тоже обманута, по версии Дзеффирелли, коварным и подлым Клавдием, возжелавшим власти и супружеского счастья своего брата.Гленн Клоуз в роли Гертруды — вторая ключевая фигура этой экранизации. В прежних фуриях и интриганках актрисы («Роковое влечение», «Опасные связи») живая душа героинь была подвержена одержимости и мстительному гневу. Режиссёр данного «Гамлета» предложил Клоуз иной имидж, где учитываются черты и её ранних, более человечных персонажей («Мир по Гарпу», «Зазубренное лезвие»), и поздних, почти инфернальных созданий.Гертруда даже искренна в своём похотливом браке с Клавдием и в плохо скрытом презрении к сыну, недовольному скоротечностью перемен в Эльсиноре после смерти отца. Но узнав безжалостную правду о кознях Клавдия, которую бесцеремонно и вульгарно для пущей ясности доводит до неё Гамлет, королева немедленно раскаивается, встаёт на сторону сына, молчаливо давая согласие на приведение им обвинительного приговора в силу. Её случайная смерть лишний раз подтверждает, что Гертруда — скорее невинная жертва, чем сообщница Клавдия.Любопытно и то, что в финале после смерти Гамлета, которого всё-таки настиг отравленный ядом меч (вообще по антуражу, благодаря съёмкам в шотландских замках, фильм Франко Дзеффирелли ближе к позднему средневековью), не появляется непременный Фортинбрас «со свободой на штыках». Постановщику важнее подчеркнуть гармонию в мире, наступившую вслед за тем, как отделилась от бренного тела душа человека, который исполнил свой долг, наказав зло. И довольно значительный для экранизации классики успех «Гамлета» в прокате США доказал, что Дзеффирелли не ошибся по поводу вкусов публики 90-х годов XX века.1991


Поиск по названию