Встреча с Венерой

Венгерский дирижёр Золтан Санто приглашён в Париж для постановки оперы «Тангейзер» Рихарда Вагнера. Репетиционные неурядицы, необоснованные раздоры между артистами и администрацией, бездумное смешение личных амбиций, интимных склонностей, творческих обид и материальных претензий, занятие будущих участников спектакля всем чем угодно, кроме святого служения искусству, великой и вечной музыке… Всё это представлено Иштваном Сабо в его первом англоязычном фильме с неожиданной иронией, более того — с редкостным чувством острого, задиристого, порой саркастичного, но всё же незлобивого и неоскорбительного юмора. Между прочим, режиссёр основывался на собственном опыте постановки той же оперы «Тангейзер», хотя, разумеется, в его ленте всё намеренно преувеличено, комедийно гиперболизировано, «остранено», доведено до лёгкого фарса. В то же время чуть мелодраматичная история любви Золтана Санто и американской оперной примадонны Карин Андерсон не лишена отнюдь не ложной, а естественной патетики чувств, что искренне выражено актёрами, прежде всего — Гленн Клоуз. Этот порыв страсти закономерно рифмуется с творческим триумфом художника — вопреки всем несуразностям и накладкам при создании спектакля.Возможно, замысел Сабо не так уж нов и оригинален — можно вспомнить «Репетицию оркестра» Федерико Феллини или шведскую картину «Братья Моцарт» Сусанне Остен, а также вряд ли этот постановщик не усвоил уроки Ингмара Бергмана, в частности, по фильмам «Волшебная флейта» и «После репетиции». Тем не менее, истинный талант проявляется в том, как свежо, непосредственно и ярко он может поведать об уже известном, увидеть всем знакомое и привычное в несколько ином свете — стоит лишь слегка повернуть в сторону некий магический кристалл, в котором преломляется реальность. В ленте Иштвана Сабо есть шутки, аттракционные моменты, игра фантазии, лирические откровения, а главное — она проникнута любовью к искусству, к акту мучительно-сладостного творения, похожего на нестерпимое влечение к женщине, на такую волнующую и притягательно-тревожную «встречу с Венерой». Словно это — тайное свидание с неуловимой, ускользающей загадкой извечного жизненного начала, с «одной музыки наслажденьем».1992


Поиск по названию