Волчья кровь

Прежде всего, режиссёру Николаю Стамбуле удалось преодолеть некоторую однозначность, содержащуюся в экранизированном им романе «Прощёное воскресенье». Родион Добрых из отряда особого назначения, который беспощадно мстит за гибель своего отца от рук белых, не является «новым отрицательным героем» в связи с тем, что поменялась трактовка гражданской войны, и все большевики, а тем более — чекисты, должны выглядеть грубыми убийцами, неким быдлом, покушающимся на чужое богатство и святые ценности Руси. Фильм композиционно выстроен так, что закономерно должен вызвать в памяти прихотливую конструкцию известного советского вестерна «Свой среди чужих, чужой среди своих» Никиты Михалкова, поскольку и персонаж Евгения Сидихина (это одна из его лучших ролей) подвергается сомнениям в классовой и революционной сознательности со стороны так называемых истовых партийцев.Кстати, актёр Виктор Степанов, играющий одного из тех, кто ведёт унизительный «разговор по душам», внезапно может напомнить по облику современного политического деятеля левого толка — лобастого русского мужика, у которого своя выгода на уме. И Добрых с такой говорящей фамилией — тоже типичный деревенский парень, который, если что поперёк или вообще супротив, сразу рвётся в драку, желая выяснить отношения по-мужски, по-российски. Ведь и война — тот же кулачный бой по расквашиванию носов и проламыванию голов оглоблями, только куда более кровавое дело, потому что уже не стенка идёт на стенку, одна деревня против другой, а социальный класс в столкновении с иным классом, Россия наперекор России. И суть состоит отнюдь не в делении на красных и белых, использовании для их характеристики только одной краски.«Волчья кровь» Николая Стамбулы, так или иначе, не может всё равно не перекликаться с современной (пусть и не такой кровопролитной) ситуацией противостояния и отстаивает правоту того, кто в пылу драки способен опомниться и не превратиться в одного из нелюдей, для кого слепая идея важнее людей. А человеком с волчьей кровью, на самом-то деле, оказывается соперник Родиона Добрых, уничтоживший своих же лишь для того, чтобы свалить вину на большевиков. За что и полагается ему финальная пуля! В первую очередь торжествует мужская справедливость, как и у Серджо Леоне, когда Злой всё же лучше, чем Хороший и Плохой.1997


Поиск по названию