В постели с врагом

Этот фильм отражает возникшую моду на сенсационные интимные сюжеты. Название могло бы стать великолепным определением нового направления в американском кино на рубеже 80—90-х годов, которое иначе следует охарактеризовать как «мелодраматический триллер». Потрясающий успех картины Джозефа Рубина в прокате (только в США её бюджет был превзойдён в 5,5 раза) подтвердил неслучайность ажиотажа вокруг «Рокового влечения» (1987) Эдриана Лайна, пожалуй, первого из произведений сформировавшегося жанрового образования. В нём явно воплотились пристрастия публики к лицезрению на экране рискованных любовных влечений, опасных интимных отношений, губительных желаний, которые зреют внутри внешне благополучных браков и добропорядочных семей.Не надо забывать и о том, что многие преступления совершаются именно на бытовой почве, так сказать, в узком родственном кругу, в близком соприкосновении потенциальной жертвы с тем, кто склонен к совершению насильственных действий. Критики мрачно шутили, что «В постели с врагом» мог бы называться иначе — «Муж», поскольку первым опытом Рубина в поджанре «семейного триллера» был «Отчим», кровавый рассказ о незнакомце, который маниакально разделывался с «приёмными» жёнами и их детьми после того, как они, увы, не оправдывали его представлений о счастливом сожительстве.Ревнивый и агрессивный бизнесмен Мартин Бёрни — вроде бы не маньяк, хотя мучает свою обожаемую красивую супругу Лору уже с медового месяца, так что она подсчитывает дни своеобразного заключения (три года, семь месяцев и шесть дней), готовясь к побегу, вернее — к имитации случайной гибели в море. Под именем Сэры Уотерс избавившаяся от «мужа-отчима» Лора пытается начать новую жизнь в другом штате — кстати, её представление о свободе не без иронии продемонстрировано Джозефом Рубином в серии коротких эпизодов переодевания героини, примеривания ею различных ипостасей.Но благодаря таким же точным деталям (ровно и аккуратно развешанные полотенца в ванной, старательно расставленные баночки в кухонном шкафу, преследующие звуки из «Фантастической симфонии» Гектора Берлиоза), режиссёр подчёркивает неотвязное состояние тревоги у Лоры, которая подозрительно относится к новым мужчинам, в том числе — к полюбившему её Бену Вудворду, преподавателю колледжа в Итон-Фоллз. Вот почему криминальный исход истории кажется неизбежным — зрителю только остаётся гадать относительно будущей жертвы неуправляемых страстей. Кто-то же должен расплатиться за опасные игры со смертью.Немало устрашив, а также удивив визуальными и стилистическими изысками в «Отчиме», который всё-таки не пользовался признанием широкой публики, Рубин в ленте «В постели с врагом» хоть и применяет точно воздействующие на психику приёмы, но сознательно склоняется к большему мелодраматизму, щадя нервы и чувства зрителей. Ведь они желают не только сопереживать кому-либо из героев, но и обязательно успокоиться после хэппи-энда. Постановщик прозорливо сориентировался, что теперь в почёте чувствительность пикантно-страшных историй из супружеской жизни. Жаль, что в художественном отношении и эта картина, и тем более — последующий «Хороший сын» о ребёнке, который оказывается настоящим исчадием ада, проще и доходчивее, чем кинематографически изобретательный «Отчим».1992


Поиск по названию