Братья МакМаллен

26-летний режиссёр Эдвардс Бёрнс в своей дебютной малобюджетной (стоила всего лишь $238 тысяч) полуавтобиографической ленте играет роль среднего из братьев МакМалленов, сценариста Бэрри, которому исполнилось 25 лет. То есть он принадлежит к тому поколению, которое назвали «эксовым», а также «роковым» и мучительно переживающим то, что «реальность кусается». А почти все двадцатипятилетние, на самом-то деле, скрывают за иронией и страстью к безумным эскападам собственное желание обрести тепло родного очага, заключить в объятия близкого человека. «Спи со мной» — отчасти провокационное, но в большей степени программно искреннее и нежное название одной из картин молодых постановщиков из «поколения Х».Талантливый Эдвард Бёрнс был отмечен главным призом на ежегодном американском фестивале независимого кино «Санданс», который курирует Роберт Редфорд, кстати, получивший кассету с фильмом «Братья МакМаллен» из рук Бёрнса буквально в лифте. Как и этот популярный актёр и режиссёр, удостоенный за 15 лет до того премии «Оскар» за дебютную постановку «Обыкновенные люди», Эдвард Бёрнс тоже описывает в «Братьях МакМаллен» семейные нравы. Но без драматизма, как бы шутя, с лёгкой иронией. Правда, не превращая это в абсурдно-отстранённое и неуловимо странное зрелище, которое вызывает хохот в аудитории, запросто воспринимающей «сдвиг по фазе», как, например, в «Простых людях» Хэла Хартли — в чём-то похожей истории братьев, озабоченных, по остроумному замечанию французских критиков, «поисками потерянного отца».«Братья МакМаллен» — комедия-мелодрама 90-х годов о трёх молодых американцах ирландского происхождения, занятых (в отсутствие уже умершего отца и, по сути, бросившей их матери, которая вернулась в Ирландию к прежнему возлюбленному) не столько насущной для их возраста проблемой самоидентификации, сколько поисками собственного ковчега, дома в прямом и переносном смысле этого слова. Герои боятся, словно гоголевский Подколесин, ошибиться в выборе спутницы на всю последующую жизнь, оказаться в зависимости от поспешно созданной семьи или же не вовремя родившихся детей. Но между тем, вопреки католическим догмам, жаждут страстной и романтической любви, верят в так называемый «удар молнии» и игру случая. И они почти не отличаются от чуть наивных и прекраснодушных героинь Эрика Ромера, мечтающих о «выгодной партии» и «зелёном луче». Кстати, ромеровские акценты можно расслышать и в работах Джона Джоста, который вдвое старше по возрасту, чем Эдвард Бёрнс или Ричард Линклейтер («Перед рассветом»). Получается, что «американские братья» как бы тоскуют по своей тайной европейской душе.1996


Поиск по названию