Белый охотник, черное сердце

Клинт Иствуд наверняка удивил во второй раз (после фильма «Бёрд») поклонников его «суперменских» ролей и тех картин, в которых знаменитые типажи «Человек без имени» и «грязный Хэрри» выступали словно под другими псевдонимами. Популярный актёр-режиссёр-продюсер рискованно решился ещё на один амбициозный проект, как бы соревнуясь с чудачеством своего совсем иного героя — кинорежиссёра Джона Уилсона, который согласился (правда, после долгих уговоров) на настоящую авантюру: съёмки приключенческой мелодрамы в Африке. Но в самый ответственный момент вдруг воспылал неукротимой манией — охотой на чёрного слона. Кино — вообще профессия авантюристов. Хотя Уилсон оказался одним из самых неуравновешенных искателей приключений, а тем более — в небезопасной африканской саванне.Эта история кажется ещё загадочнее и непонятнее в том случае, если не знать о безусловной перекличке ленты Иствуда с реальными обстоятельствами съёмок почти за 40 лет до этого картины «Африканская королева» Джона Хьюстона. Он был одним из «неудобных классиков» Голливуда, неоднократно вступавшим в непримиримые конфликты с продюсерами, в частности, с киномагнатом Сэмом Спигелом, которого в «Белом охотнике…» зовут Полом Лэндерсом. В доработке сценария «Африканской королевы» принимал участие Питер Фиртел, написавший по горячим следам роман, который спустя десятилетия как раз и послужил основой для фильма Клинта Иствуда. А тот, в свою очередь, сменил собственное стремление к чуть циничной легендаризации героев и событий на более явное желание умеренной демифологизации (однако наибольший успех на данном поприще ждал Иствуда через два года, в вестерне-драме «Нет прощения» / «Непрощённый»). Но вот без этих аллюзий и реминисценций из эпохи «закатного Голливуда», без параллелей с судьбой Джона Хьюстона — он стал «отверженным» на несколько лет и, кстати, сумел косвенно поведать о своей внезапной страсти «белого охотника с чёрным сердцем» в ленте «Моби Дик» по известному роману Германа Мелвилла — трудно понять повышенный интерес критиков, особенно французских, признавших картину Иствуда в числе лучших в сезоне 1990 года. Такая оценка всё-таки завышена, поскольку добротный профессионализм Клинта Иствуда, обошедшегося вообще без эксцессов во время работы над своим фильмом, лишён подлинного величия, которое было присуще старым мастерам американского кино, творившим шедевры как бы наобум, вопреки всем невзгодам на съёмках.1991


Поиск по названию