Аризонская мечта

Молодой мечтатель и путешественник Аксель Блэкмар оказывается в штате Аризона в гостях у своего любимого дяди Лео Суити, где влюбляется в уже зрелую женщину Элен Сталкер, стремясь её тоже увлечь в романтический полёт — прочь от провинциальной повседневности.Босниец Эмир Кустурица (выходец из Сараева с мусульманским именем и сербской фамилией), ученик чехов Отакара Вавры и Иржи Менцеля, увенчанный в 30-летнем возрасте «Золотой пальмовой ветвью» в Канне за фильм «Отец в командировке» благодаря ещё одному чеху, Милошу Форману, доказывает, что, к счастью, не меняется, путешествуя по Америке — от Аляски до аризонских пустынь. Он остаётся вольным человеком, своеобразным «цыганом духа», истинным космополитом, «гражданином мира», который может творить где угодно, на любом языке (официально французская лента снята в оригинале на английском), перенося на экран свои удивительные сны-прозрения. Кустурица, можно сказать, безумно и одержимо талантлив — и порой даже не может толково распорядиться своим редким кинематографическим даром.В «Аризонской мечте» есть почти гениальные кадры, освещённые животворящей поэзией, а также великолепные иронические парафразы знаменитых лент («К Северу через Северо-Запад», «Крёстный отец», «Охотник на оленей», «Андрей Рублёв», «Красный шар», «Бонни и Клайд», «Невинные дикари», «Жертвоприношение»). Желающие могут продолжить этот список, также добавив в него собственные работы Эмира Кустурицы и обратив внимание на то, что герои имеют фамилии Sweetie и Stalker, естественно, отсылающие к одноимённым картинам Джейн Кэмпион и Андрея Тарковского. Но встречаются, как это ни обидно, проходные эпизоды, которые сделаны словно без вдохновения (между прочим, съёмки «Аризонской мечты» останавливались на три месяца из-за переживаемой режиссёром острой депрессии).Подобно забавному летательному аппарату, на котором грезящие наяву обитатели американской глубинки хотят взмыть в небеса, фильм Кустурицы то легко устремляется ввысь, то ничком падает вниз — и это случается даже в пределах одной сцены. Как будто подраненная птица взмахивает крыльями — и не может надолго оторваться от земли. Хотя отдельные кадры, снятые Вилко Филачем, постоянным оператором Эмира Кустурицы, стоят больше, чем многие километры плёнки, попусту растрачиваемые в мировом кино. Неудивительно, что «Аризонская мечта», как и три предыдущие работы этого постановщика, вновь была отмечена наградой — специальным призом на фестивале в Берлине.1994


Поиск по названию