Ангел за моим столом

35-летняя новозеландка Джейн Кэмпион, обратившая на себя внимание мировой прессы во время показа дебютной ленты «Милочка» в Канне-89, тут же сняла ещё одну картину — на своей островной родине, а не в Австралии, рассказав о необычной судьбе соотечественницы по имени Джанет Фрейм. Трудное детство, восемь лет в психиатрической лечебнице из-за неверного диагноза по поводу шизофрении, природная чрезмерная застенчивость — ничто не помешало Фрейм стать известной писательницей и совершить романтическое путешествие в Европу. В основе фильма (в оригинале — трёхсерийного телеромана) — три её автобиографических книги, составившие повествование о детстве, юности и зрелых годах талантливой (хотя не без странностей и причуд) личности, которую общество предпочло бы навсегда заключить в сумасшедший дом и подвергнуть лоботомии, лечению шоком и прочим отупляющим воздействиям.Мелодраматическое, сентиментально-ностальгическое начало проявляется сквозь бытовую, реалистическую историю в духе «новой естественности», а типичный провинциальный очерк нравов дополнен наблюдениями за алогичной, чокнутой действительностью, более шизофреничной, чем те, кто не соответствует строгим психическим нормам. Всё это создаёт особое настроение в работах Кэмпион. После каннского триумфа её третьей ленты «Фортепиано» (1993) стало ясно, что «Ангел за моим столом» занимает центральное место в своеобразной трилогии о чудачках и натурах как бы не от мира сего, которых почему-то считают ущербными.Обращаясь к воспоминаниям о собственной всё-таки свихнувшейся сестре в «Милочке», перенося на экран записки Джанет Фрейм, которая была объявлена безумной, или же рассказывая о не лишённой комплексов женщине, которая добровольно стала немой в «Фортепиано», Джейн Кэмпион умеет видеть в личном и частном приметы общего безумия мира, не ограниченного пределами дома, острова и даже материка. Провинциализм духа и разума оказывается опасной, повсеместно распространённой болезнью — от Новой Зеландии до Европы. И этому можно противопоставить лишь доброту и даже блаженность души, ангельскую кротость на грани с лёгким помешательством, в лучшем случае — со странностью поведения.Определённая неторопливость, размеренность, созерцательность киноманеры новозеландской постановщицы могут отпугнуть тех, кто любит действие и сюжетные повороты (правда, уже в «Фортепиано» Кэмпион учла необходимость явной мелодраматизации и усиления зрелищности своих картин). «Ангел за моим столом» получил специальный приз в Венеции, заслужил хорошие отзывы и в США, где, кстати, растёт число фильмов о «детях меньшего Бога» — всех тех, кто обделён и обижен природой или судьбой. В мире, достигшем благополучия и процветания, крепнет традиция сочувствия и милосердия к людям, которые непохожи на остальных, вроде бы нормальных и здоровых.1995


Поиск по названию