Аладдин

Кинематографисты, в том числе — аниматоры, много раз обращались к удивительному миру арабских сказок, прельщаясь их особым восточным колоритом, восхищаясь хитроумными героями. Данная версия «Аладдина» могла бы стать ещё одним добротным и достойным переложением популярных мотивов «Тысячи и одной ночи». И, кажется, фильм Джона Маскера и Рона Клементса вполне соответствует прежним традициям американской анимации — от Диснея до братьев Флайшер с их «Синдбадом-мореходом». Но беспрецедентный на тот момент (ещё не было «Льва — царя зверей») успех рисованной ленты в прокате — она заняла первое место в сезоне 1992—93 годов, намного превысив показатели предыдущего анимационного хита «Красавица и Чудовище» — доказывает, что «Аладдин» сделан с явным учётом вкусов и потребностей современных зрителей.С одной стороны, авторы картины, ранее создавшие «Приключения великого мышиного сыщика» (1987) и очень популярную «Русалочку» (1989), разрабатывают с некоторой модификацией принципы развлекательной музыкальной анимации, своеобразной мультпоп-оперы. Сюжеты, хорошо знакомые по сказкам, несколько модернизируются, насыщаются массой остроумных деталей, забавных наблюдений, которые должны быть интересны и увлекательны именно для сегодняшних зрителей. С другой стороны, в «Аладдине» сильнее чувствуется влияние литературных, изобразительных и кинематографических комиксов, а также ненавязчиво использованы иронические цитаты из знаменитых фильмов: «Искатели потерянного ковчега», «Звёздные войны», «Е. Т. , Инопланетянин», на которых, по сути, и было воспитано нынешнее поколение детей и подростков.Приёмы типичного кинохита суперзрелищного кинематографа конца ХХ века, апелляция к эстетике занимательного комиксового зрелища (особенно изобретательны и смешны сцены с джинном и волшебным ковром) всё-таки не вступают в противоречие со стилистикой обычной сказки с сентиментально-добрым пафосом. Показательно, что премию «Оскар» получила песня «Весь новый мир» Алана Менкена на стихи Тима Райса, известного по рок-мюзиклу «Иисус Христос-суперзвезда». Гимн торжествующей любви Аладдина и Джасмин представлен на экране серией видеоклиповых образов, которые придают средневековой восточной истории общечеловеческий и вневременной смысл. А целый ряд иных мелких деталей, поданных в стиле весёлого балагана, своего рода grand bazar, превращает далёкую и старую феерию в эффектный и искромётный по юмору концертный номер вполне в духе более понятного юной публике канала MTV.Хотя заслуга Маскера и Клементса в том и заключается, что режиссёры сумели удачно вписать, казалось бы, чужеродные элементы в стихию чудесной истории из давно минувших времён. Если вдуматься, волшебная лампа Аладдина из арабских сказок оказывается своеобразным аналогом «волшебного фонаря» XX столетия — кинематографа. Колдовство фантазии, лукавые проделки джинна, пиршество красок, многоголосица восточных базаров — всё это, как нельзя кстати, подходит для цветного, стереофонического, зрелищного, но именно розыгрышного кино наших дней. И уже нет ничего удивительного в том, что «Аладдин» обошёл в гонке за успехом более дорогостоящий, супертехничный, фантастический «Терминатор 2: Судный день». Умная и весёлая сказка хороша и в новом обличье — подлинное удовольствие гарантировано зрителям всех возрастов.1993


Поиск по названию