Сезон охоты

Так уж получилось, что от современной большой анимации не ждёшь ничего хорошего. В смысле — человека, который идёт на современный мультфильм за добрым-вечным, в пору заносить в Красную книгу и искать днём с огнём. Старина Дисней так изрядно утрамбовал эту поляну непроходящими семейными ценностями (начиная, кто помнит, вполне себе по-современному трэшовой мультипликацией, с бешеными гризлями и обколотыми морячками папаями), что теперь сам, в лице теперешних владельцев студии, спешит всячески отмежеваться от последних традиций «раскрашено вручную», прикупая «Пиксар» и закрывая традиционные анимационные подразделения.

После окончательного воцарения на экране трёхмерной графики зритель ждёт от мультфильма гомерического хохота и торжества технологий. Производитель же, выстроившийся в очередь на открытие очередного CGI-отдела, памятуя, что технологии нынче дороги как и прежде, ударяет в старину Гомера, то есть спешит снимать смешнее, ярче, динамичнее и снова смешнее. Причём так, чтобы разом заполучить максимально широкий возрастной охват аудитории. На этом взаимном стремлении и построена современная индустрия мульт-развлечений. И именно в данном ключе мы и будем оценивать стартовавший у нас на днях мультфильм «Сезон охоты».

Правило номер раз — со времён «Шрека» мультфильмы, представляющие собой не бадди-муви, можно пересчитать по пальцам… в общем, несложно таковые пересчитать. Правило номер два — со времён «Шрека» же, в котором технология научилась изображать в кадре достаточно правдоподобных компьютерных зверей, но так и не научилась изображать достаточно правдоподобных компьютерных людей, первые на экране CGI-мультфильмов преобладают с неодолимым перевесом. Итого имеем классическое построение — главных героев двое, один — компьютерный добряк-медведь, другой — компьютерный дурак-олень. Вокруг них построен какой-то сюжет, суть которого тем не менее сводится к тривиальному попаданию в разные дурацкие истории с последующим выяснением, что они жить друг без дружки не могут, вместе же — сворачивают горы.

Нет, правда, «Сезон охоты» ни в коем случае не сюжетное откровение свыше, да и графику такого класса мы уже видали (хотя, конечно, отрадно, что количество способных на такое студий растёт с каждым днём — за разнообразием стоит конкуренция, а за конкуренцией — в конечном счёте ещё большее разнообразие). Суть же тут, конечно, не в этом. Потому что чёрт с ней, с обязательной программой, начисляющей очки за технику и сложность. Нас же, как вы сами понимаете, интересует программа произвольная, а душу греют очки за артистизм.

А тут в ход идут нюансики, и нюансики эти у всех свои. У кого рэп в кадре и дельфинчик с китомойки, у кого бешеные пингвины, у кого опоссумы-театралы и ускоренная белка, а у кого патентованный зеленокожий цинизм. «Сезон охоты» ещё первой своей промо-короткометражкой выбрался на простор животного царства, проповедующего тотальный геноцид охотников, небрежение с трудом доступными исчислению кроликами, всецелую моральную поддержку непривитым от местечкового мировоззрения бобрам и белкам, а также — да-да, большого одобрямса того самого большого доброго медведя и маленького антиобщественного оленя.

В итоге же, право, такого недетского мультфильма история ещё не знала. За каждой фразой, сценкой или персонажем здесь затаилась такая порция восторженного цинизма, что описанию это почти не поддаётся. Начиная первым знакомством с подсигивающим в кузове пикапа гризлем и прикрученным к капоту козлом и заканчивая сценой изгнания тружеников берданки с вверенной территории — безудержный глумёж льётся с экрана в зал одним неукротимым потоком. Кролики, бобры, олени, скунсы, утки, белки и один голубой дикобраз («Брааатик!») носятся по белой простыне как угорелые, не давая понимающему зрителю вздохнуть спокойно. И главное, что это делается азартно, энергично, и в общем-то художественно.

Что в первую очередь выливается в замечательные пародии, будь то бесконечные теперешние хоррор-римейки или «ай кам ин пис!» Ну, и ничего этого не было бы без героев и их прямой речи. Да, все эти медведи, скунсы, белки и прочая живность «уже было и ещё не раз будет», но здесь и сейчас за каждым из этих персонажей — целая история: одним монологом на сосне Максквизи нарисовал себе целый автопортрет, а «как можно собраться в большие косьяки, если уток всего двье» — это же Шекспир! Это же Гамлет! И собачье «ихь бин пленный» и бобёр с его анкерным болтом — сплошная радость для ребят, ликует пионерия.

В связи с чем хочется сказать отдельное мерси переводчецкой артели вкупе с Боярским и Бондаручком мл. — постарались от души, сумев заместить лаконизм англоязычного произносительного юмора где надо — нашими реалиями, а где надо и знанием современного молодёжного фольклора («Буг, это от слова бугога?»), обычно тетёньки переводчицы, недорого беря, расщедриваются в кадре максимум на «эй, чувак», а тут такой пассаж. Поздравляем всех с новым достижением на ниве правильной локализации.

В итоге же мы имеем удивительной редкости случай, когда все обещания, сделанные в роликах фильма, были достойно сдержаны на большом экране, выдержан и стиль, и уровень, и градус. А чего ещё желать в наши дни? Только чуда. До встречи в кино.


Статьи