Казино Рояль

Сложное это дело — начинать всё с начала. За спиной — несколько поколений зрителей, огромная армия фанатов с коллекицонными видеоархивами, которые не просто будут сравнивать, а будут скрупулёзно изучать каждый миллиметр твоего творения, подлавливая на каждом промахе, расписывая по статистическим таблицам и ставя галочки в квадратики — новый рекорд самого долгоожидаемого повторного появления актёра на экране (41 год, в прошлый раз одна из актрис второго плана играла в бондиане ещё девочкой), самый частоэкранизируемый роман серии (для «Казино» это уже третий раз, если не считать появления одноимённого заведения в других фильмах франчайза), такой-то по счёту фильм, где нет Манипени и Кью, такой-то по счёту Бонд, такой-то по счёту режиссёр, и так далее.

Выход двадцать первого Бонда на свет сопровождался невероятным шумом и столь же невероятным вниманием. Каждый из сотен претендентов на роль Бонда и претенденток на роль девушки Бонда обсуждался с точки зрения художественного вкуса, традиций сериала, политкорректности и потенциального влияния на сборы. Головы продюсеров пухли, зрители сатанели, тематические издания улюлюкали — спокойной эту атмосферу нельзя было назвать даже с сильной натяжкой.

Но в итоге окончательная постановка вопроса была сформулирована — Дэниел Крэйг и Ева Грин в роли сладкой парочки, неизменная последние 11 лет Джуди Денч в роли М, а сам фильм должен стать «осовременненным приквелом», с одной стороны это будет первое дело только рукоположенного агента «два нуля», с другой — всё будет происходить в современном мире, вместо Советов и прочих красных бригад будут террористы, вместо криминальных денег снова будут террористические, а вместо классического Aston Martin DB5 1965 года будут сверхсовременные Aston Martin DBS и Ford Mondeo 2007 года выпуска, под большим секретом специально собранные для фильма.

При этом создатели клялись и божились не опорочить светлой памяти прежних Бондов, но одновременно двинуть франчайз в будущее, ибо контракт с Крэйгом подразумевал его участие сразу в трёх будущих фильмах.

Тут надо отметить, что более сложной постановки измыслить себе просто невозможно, римейк-сиквел-приквел, происходящий не то в прошлом, не то в будущем, голубоглазый отнюдь не красавец Бонд, «скромная красавица» Ева Грин, новый-старый режиссёр, очередной ремикс главной музыкальной бондотемы, чёрно-белый пролог «из Восточной Европы с любовью и ушанкой», потом традиционно затяжные титры и… (выдох) поехали.

С первой же сцены, а потом со второй, третьей и так через весь фильм видно, как бригада сценаристов во главе с режиссёром отчаянно выруливала в сложной колее кинопроцесса, подгоняемая жарким дыханием продюсеров. Фильм откровенно шатает вдоль сюжета из стороны в сторону, занося то в сторону экшна, то в сторону амора, то в сторону «ретро», то в сторону «ультра» самыми невероятными зигзагами. Нуар со светом на глаза сменяется бессовестным бессоновским паркуром, тот сменяется отчаянной перестрелкой в посольстве, которой отчаянно не хватает современного слоу-мо, потом сразу, без паузы, сцена чуть ли не в спальне М (право, прежний Бонд на такое не осмеливался), а потом сразу Багамы, Карибы и много диких обез… девушек Бонда, которые хоть и не Ева Грин, но тоже ничего.

Где-то в процессе проявляется и совершенно не шифрующийся дежурный злодей Ле Шиффр. Надо отметить, несмотря на колоритную злодейскую внешность, он умудряется стать одновременно самопародией чуть не в стиле Остина Пауэрса. Дисфункция слёзной железы, бельмо и шрам это, конечно, хорошо и приятно, но на фоне общей тяги франчайза к большему реализму математики-игроки нынче несколько устарели. На протяжение фильма (оставим в покое несколько устаревшие игры вокруг скромной сотни миллионов) он только в подвале с Бондом оказывается на должной злодейской высоте, остальное время регулярно оказываясь пинаем попеременно своими клиентами и спецслужбами всех мастей. Но даже и в том самом подвале мы все свидетели, чем всё закончилось.

В итоге всех метаний, которые продолжатся до самого финала, вылившись в их, финалов, великую множественность, фильм в массе представляет собой такое своеобразное лоскутное одеяло из концепций, стилей, подходов и жанров. Где-то это проверенная классика (молчаливая главзлодейка или сам Бонд, из моря выходящие), где-то это заимствование разной степени ловкости, где-то — дань современной антитеррористической международной политике, где-то это поиск чего-то нового (сложные построения вокруг поиска врагов среди друзей), а где-то просто выставленные напоказ кастинговые абсолютно упражнения вокруг того, кто же на самом деле этот новый Бонд, которого нам презентуют.

Он жгучий блондин с противоестественно голубыми глазами, он мужчина крупный и при мышцах, его щеголеватая поза — скорее дань чаяниям публики, нежели внутренняя необходимость. Новый Бонд — не позёр, при невозможности вскочить в своё гоночное авто он, ничтоже сумняшеся, бежит на своих двоих, причём обязательно догоняет. Он не пренебрегает высокими технологиями, но относится с ними с прохладой, предпочитая им лишние 20 фунтов Крэйговских мышц. Ну, и других, не менее железных частей тела.

Что касается амора, то тут наш агент два нуля переменился ещё более кардинально — где прежние брутальные мачо, любящие, не снимая портупеи? Крэйг-Бонд романтичен и даже где-то невероятно наивен в этой части, он умело скрывает свои слабости за саркастическими словарными баталиями, и Ева Грин подыгрывает этому, изображая не роковую красавицу, а скорее острую на язык бухгалтершу при двух нулях, которая тоже себе на уме, но отнюдь не в стиле кавалерист-девиц последних лет.

И самая главная составляющая — Бонд-юмор. Его в «Казино Рояль» столько, что хватит на троих. Юмористическое лобби в троице сценаристов сыграло главную скрипку, пересыпая происходящее собранием шуток на все случаи жизни, достигая апогея в самые ответственные моменты действа — фразы «а мне уже без разницы», «последняя сдача чуть не свела меня в могилу», «я братишка из Лэнгли» и «почеши чуть левее» без сомнения войдут в цитатник самого матёрого бондомана.

Что же мы имеем в итоге? На удивление занимательное, свежее, хотя и очень рваное и бардачно сформулированное кино, весьма любопытного нового Бонда, Крэйг сумел преодолеть тот негатив, который связывался с ним во время споров вокруг кастинга, рейтинг западной кинокритики у фильма высок, первые зрительские опросы тоже выглядят весьма достойно, осталось узнать, какие у фильма будут сборы. Впрочем, уже сейчас понятно, что следующему фильму бондианы — быть.

До встречи в кино.


Статьи