Жатва

Нет, всё-таки бесконечно правы были те, кто говорил, что некоторые фильмы стоит смотреть «взглядом детским», напрочь забывая вначале просмотра, что кто-то уже что-то такое снимал, или книжку писал, или картинку рисовал. Тогда и удовольствие от просмотра будет получено немалое, и меньше потом будет по форумам гневных реплик, разве что в сторону чванливых критиков, которым то не так и это не эдак.

«Жатва» с самого начала настраивала именно на такой здравый подход к делу. Ещё в роликах было поведано нам, что есть-де на свете женщина-учёный, по ряду жизненных обстоятельств занимающаяся со своим темнокожим помощником разоблачением разнообразных религиозных чудес, и не без успеха, ибо не верит в эти чудеса ни на грош, ибо пробирки и микроскопы говорят ей год от года, что наука, она Бога как такового, конечно, не отрицает, однако отодвигает его раз за разом куда-то туда, за горизонт событий, примерно туда же, куда и построения Дэна Брауна.

И вот однажды нашей героине под ноги попадается человек с лицом порочного психиатра из «Основного инстинкта 2», рассказывающего разные разности про реки крови и огненный дождь, а тут ещё старый знакомый священник названивает и напоминает о том, чего вспоминать бы не хотелось, и вот уже призраки прошлого отправляют героиню на новое расследование, которое закончится совсем не так, как ожидалось.

Жанр мистического триллера вообще стоит в ряду прочего кино особняком — раз от раза нам рассказывают, по сути, одну и ту же апокалиптическую историю, с теми или иными вариациями долженствования пришествия не то самого антихриста, не то разнообразных предшествеников-услужителей, причём поневоле, если не считать ёрническую «Догму», делается это всё предельно серьёзно, по заведённому сценарию, в котором поначалу в оное пришествие даже среди ярых католиков верят лишь законченные фрики, но постепенно всё ведёт к тому, что в воздухе отчаянно пахнет серой, и рога на голове у очередного мальчика с тяжёлым взглядом уже не поддаются никакому разумному объяснению.

Понятно, что по шестому разу всерьёз всё это воспринимать уже не получается. Западные киноресурсы переполнены возмущёнными криками «всё это уже было» и «и ЭТО — десять казней египетских? не смешите!», а между тем, если абстрагироваться от внешне-наносного, то «Жатва» как раз существенно отличается от того же «Омена» тем, что создатели фильма сумели откопать по сути диаметрально-противоположный подход к теме второго пришествия.

То, что знатоки ставят фильму в минус, а именно нарочитую антимасштабность повествования, циничную наукообразность главных героев, мне хотелось бы наоборот, записать в плюс. Потому что все эти нашествия саранчи, красные реки с дохлой рыбой и плавающими кверху брюхом лягушками — главная из визуальных находок «Жатвы» — будь они показаны в планетарном масштабе, это уже была бы совсем другая история, из числа старого анекдота про «ползти на ближайшее кладбище, причём ползти медленно, чтобы не создавать паники». Глобализм происходящего напрочь испортил бы детективную составляющую. А тут добрых полфильма героям действительно удавалось удерживать происходящее в рамках наукообразности, что есть непосредственное следствие и масштабов, и неверия. Жаль, конечно, что довести эту линию до самого финала киношникам не удалось, но тут уж — жанр был заявлен заранее, и потому законный «перевёртыш» был записан в меню задолго до премьеры.

С другой стороны, смотрите — на месте черноволосого мальчика с тяжёлым взглядом светловолосая Анна-София Робб, почему-то заметно помолодевшая со времён «Терабитии», но не растерявшая своего шарма, к тому же, супротив всех законов жанра, начинающая говорить в кадре, причём не громами небесными, а так, по-человечески. Вместо одного перевёртыша нам предлагают сразу три или четыре подряд, чего за штампами мистического триллера завсегдатаи кинозалов уже как бы и не видят. Глаз замылился. Как писал западный критик «Ну как же антихрист станет править миром из этой захолустной деревни?» Ну, тому, кто вырос на традиционной инвективе «антихрист родится в семье политика», весь этот таинственный лес, конечно, малопонятен.

Но если не заморачиваться на следование букве и духу (а нам, с нашим поголовным до недавних пор атеизмом, да и вполне традиционным православным недоверием в эдакие «чудеса» на этом поле играть куда проще), то на поверку фильм оказывается вполне внутренне логичным (для мистического триллера), не лишённым своеобразного шарма, ну, а его визуальное своеобразие было заметно ещё в промо-материалах.

Для вусмерть закостеневшего жанра результат более чем достойный, в конце концов, сколько можно жить римейками? До встречи в кино.


Статьи