Остров Ним

«Это не Спарта-а-а!», — подумал Джерард Батлер, а вслух крикнул Джоди Фостер: «Больше никаких приключений! Я ухожу!» — нырнул в океан и скрылся в его глубинах…

Так сложилось, что к большинству современных «семейных комедий» применимы эпитеты: милая, очаровательная, трогательная, но уж никак не — интересная и увлекательная. Почему же «Остров Ним» не стал исключением из правил? На первый взгляд — универсальный приключенческий продукт для всех поколений. Кто не мечтал в детстве о жизни на необитаемом острове? Там всегда тепло, океанские волны накатываются на мягкий песок, а «диких обезьян» если и много, с ними вполне можно найти общий язык.

Фостер с Батлером — тоже неплохая приманка, но уже для родителей, если те интересуются новыми ролями хороших актёров. В конце концов, разве не любопытно киноманам увидеть, как подросшая «мисс счастье» превратилась в «маленькую хозяйку большого дома»? Ну, а их отпрыскам не может не прийтись по душе героиня Эбигейл Бреслин — и не только своей отвагой, находчивостью и любовью к чтению, но и счастливой возможностью не ходить в школу и играть в футбол с морским львом, попутно проходя курс занимательной физики с ручным и тоже весьма сообразительным пеликаном.

Почему же при столь оригинальном составе вода у берегов «Острова Ним» нам кажется такой пресной?

А ведь начиналось всё многообещающе, хотя и вполне классически: в кадре — семейная «любительская» хроника с крупным планом счастливого отца — Джерарда Батлера, немного анимации (причём этот блок заканчивается традиционным для подобного рода мультипликационных «вставок» в полнометражные сказочные приключения вращающимся земным шаром), а за кадром — детский голосок, за несколько минут вводящий нас в курс дела: «Мамы больше нет, папа-учёный интересуется планктоном и тоскует по маме, Ним, маленькая фантазёрка, тоже тоскует по маме, любит приключения, играет, танцует и разговаривает с морским львом, пеликаном и ящерицей Фрэнком».

Думаете, это всё завязка? А вот и нет: дальше этого закадрового описания ни сюжет, ни характеры не продвинутся ни на шаг. Правда, появится ещё героиня Джоди Фостер — писательница Александра Ровер (в российской локализации переименованная в Странникер), эксцентричный персонаж, нечто среднее между литератором Джека Николсона из «Лучше не бывает» и его коллегой по цеху Хуанитой Уайлдер из «Романа с камнем». Но и она сюжет с мёртвой точки не сдвинет.

Фостер, конечно, может стать жемчужиной любого Нила, ведь актёрский талант её многогранен, а опыт огромен. И не слишком смешную реплику — «Кому нужна эта почта — заберу завтра» — она может произнести так, что та станет одной из самых запоминающихся шуток фильма. Но беда в том, что Фостер, хорошо делая свою работу, никак не может заменить собою сценаристов и режиссёров, а те ни одному из своих персонажей не могут сказать, как Александра Ровер ковбою Алексу Роверу: «Я тебя придумала. Ты плод моего воображения и должен делать то, что скажу я».

Все и вся, что есть в фильме, не является плодом фантазии авторов. Скорее можно говорить об их прагматичном, хотя и наивном расчёте на то, что если взять хорошо известные, любимые и узнаваемые ингредиенты, перемешать их, добавить немного планктона, то получится вкусный коктейль, который непременно понравится зрителю. Но загвоздка в том, что коктейль этот никогда не войдёт в моду, потому что публика, однажды попробовав, едва ли закажет его вновь. «Остров Ним» — как повторение пройденного материала в школе: полезно, но скучно. Куда лучше посмотреть оригинальные «Маленькую принцессу» с Ширли Темпл, тот же «Роман с камнем», а лучше просто «Один дома» и «Лучше не бывает», да и «Робинзона Крузо», наконец. Побольше бы режиссёры фантазировали, придумывали что-то своё, снимая островную сказку — хуже бы от этого фильм не стал.

Конечно, милые сердцу эпизоды можно отыскать и на этом необитаемом острове: пропаганда чтения — вещь прекрасная: увлечённая книгами главная героиня взрослым — на радость, детям — на заметку: читать не только интересно, но и полезно. Вдруг когда-нибудь придётся свой остров от варваров-туристов защищать? А если повезёт, чей-нибудь «придуманный друг-герой» будет походить на Джерарда Батлера в ковбойском костюме… Сцены с Ним, читающей прямо в эпицентре приключений Алекса Ровера — одни из самых лучших в фильме: в них чувствуется ирония, весьма уместная и придающая происходящему живость. Ирония иногда проскальзывает свежим ветерком и в сценах с участием Джоди Фостер, но всё это — её личное актёрское мастерство, а не заслуга сценаристов и режиссёров.

Вообще-то, честно говоря, с тех пор, как в 1993 повесили Джека Соммерсби, а в 1994 в покер были обыграны Брет Мэверик с папашей, Джоди Фостер редко достаются удачные сценарии. Играть ей приходится с каждым разом всё меньше и меньше — характеры всё пунктирней, и для воплощения их достаточно одной, двух красок, отчего исполнение, увы, становится схематичным и безжизненным, чего никак не могло бы быть, если бы актрисе встретился хороший режиссёр и настоящая драматургия.

В самом начале фильма прозвучала ностальгическая для нашего зрителя-читателя нотка: Ним рассказала, как ещё в раннем детстве совершила с папой два кругосветных путешествия — мыс Доброй Надежды, Патагония... Тут же вспомнились «Дети капитана Гранта» и собственные «путешествия» по 36 параллели с героями Жюля Верна.

Что же до детей капитана Батлера, то при всей искренней привязанности к океану и его дружелюбным обитателям, при всём уважении к хорошим голливудским актёрам (взрослым и маленьким), приходится признать, что раньше приключенческие книги (да и фильмы) делали с «цветными картинками», потом с «чёрно-белыми», а теперь — и вовсе без иллюстраций. А как говаривала Алиса Льюиса Кэрролла: «Кому нужны книжки без картинок… или хоть стишков, не понимаю!»

Любите кино. И до встречи на необитаемом острове.


Статьи