Легион

Циничные и ужастиковые заигрывания с библейской мифологией столь редки, что их практически нет. Одному чёрту известно, когда ещё Ривз и Лоуренс встретятся на съёмочной площадке, отчего всякое приближенное вроде «Легиона» некоторые заслуженно считают подарком небес.

Никаких демонов, но с демоническими фокусами. Люцифер, где бы он ни был, остался не у дел со всею свитой, позволив тем самым «легионом» обзывать другого. Кошмар из всяких древних книжек теперь творят многочисленные ангелочки, вселяющиеся в скрюченных старушек и заставляющие их ползать по потолку — и более. Пользуясь кипой разнокалиберных хитростей и шпецэффектов, небесные создания устраивают впечатляющий богохульный цирк на выезде. Решительным десантом они сгружаются на землю обетованную и начинают карать, карать, карать.

А главные герои оказываются в затерянной глубинке посреди пустыни, подальше от больших бюджетов, массового эммериха, но со своею «особой судьбою». А по центру — курящая официантка, беременная сыном полка, и лишившийся крыльев татуированный архангел Михаил в роли последнего гуманиста.

То, что Михаила где-то зовут Полом Беттани, угадывается не сразу — так ловко маскируется, убийственно брутальный и с ружьём. То, что дитя человеческое в этих палестинах есть символ, стимул и прочий высокий смысл, тоже не сразу — и лучше бы так продолжалось. В прекрасном неведенье, отчего «творится вся эта хрень», проходят самые славные минуты камерного Армагеддона, как для простых смертных там, так и для сидящих в креслах тут.

Богом не забытая, уютненькая забегаловка посреди километров песка любезно напичкана шикарной горстью характеров. Людьми светскими, а потом не особо; девочками развратными, затем совестливыми; чёрными с пушкой, но не стреляющими; черными без пушки, но и без руки. А также потёртым Куэйдом, так задушевно могущим сказать слово «хрень», и героическим героем, не вылезшим из суперменовских мечтаний.

Такие разнообразные, через одного они погружаются в рефлексии, заполняя ими паузы между оборонительными стычками. Этими поэтапными ликвидациями с выдумкой и не особо. Не без героических самопожертвований, топорных умираний «патамушта нада» и внезапных схождений с ума, но со злобным клыкастым детсадом, эффектными появлениями на горизонте и тем самым Мороженщиком. Эластичный клоун столь стильно является народу и корчит рожи, что скоротечность его номера кажется форменной несправедливостью. Тем более, до него из столь же броского и по-чёрному смешного — лишь упомянутая старушка, причём, так же полностью проспойлеренная в трейлерах.

После — лишь лучшие традиции зомби-муви, к которым «Легион» периодически тянет из кожи вон как. Массовые столпотворения недочеловеков штурмуют закусочную, заставляя баррикадироваться и палить из всех щелей. Совсем бесхитростно обводят вокруг пальца жалостливых, но вроде не глупых. До тех пор, как не явится унылая сверхсила со смертоносной цацкой и не устроит разнос как хоррору, так и вообще всему фильму.

Впрочем, не одним этим. Порой передышки для героев — длиннее, чем стоило бы, и полнее ещё более сакраментальных диалогов, чем следовало. В конце концов, известная классика, перефразированная и адаптированная для божественного противостояния, начинает выдаваться такими бигмаковскими порциями и с суровым одухотворенным лицом, что весь чёрный юмор стремительно удаляется. А жутковатое, циничное, но забавное издевательство разлагается на глазах, предоставляя место экшну ради экшна, совсем уж откровенным отсылкам и безумию среди ужасных задников на вершине Самой Высокой Горы.

Тут, правда, танцует недостаточно сильный, но достаточно пафосный твист с «константиновской» моралью из уст архангела. Но когда Ривз, прошедший через всю ту адскую компанию против курения, вновь закуривал всё-таки только делал вид, глядя куда-то туда, в его истории чувствовалась образцовая такая, твёрдость, а в финале — правильность. На безжизненных хайвэях «Легиона», среди той же неопределённости, твердое — сломалось, а правильное — перестало быть таковым.

Вот такое кино.

Как бишь там у Киплинга: Гомер все на свете легенды знал… далее по тексту не помню, но вроде того, что из старья древнегрек делал новое и прекрасное. Рецепт этот пользуют все писатели, а сценаристы тем более. Им, к тому же, помнить теперь ничего не надо – можно в интернете поискать – найдется усе. ... далее

Знаете, когда фильм мне не нравится, я по крайней мере стараюсь найти в нем смешные стороны, чтоб хоть как-то компенсировать душевное страдание за кинематограф. Но единственное, на что меня может сподвигнуть ”Легион” – это на гиперсерьезное заявление в суд. Честное слово, очень хочется, чтоб мне вернули время... далее

Наверно, это самое ужасное, когда ангелы становятся такими жестокими убийцами. Мы привыкли доверять врачу, смеятся надо клоунами, верить в доброту ангелов, даже если в существование их вамих не верим. Самые душестрашащие фильмы как раз те, в которых не ждешь подвоха от обыденных вещей, людей, которым априори доверяешь... далее


Статьи